Каково это — быть Пушкиным?

Иммерсивная лекция кандидата филологических наук Александра Шамарина о Сергее Довлатове. Творчество рассказчика, его жизнь и мнение современников о книгах главного редактора «Нового американца». Кто он — автор «Заповедника»?

09 сентября
18:40

3 сентября Сергею Довлатову могло исполниться 80 лет. Его жизнь оборвалась в эмиграции, в Штатах. Не дожив до 50 лет, автор «Заповедника» скончался от сердечной недостаточности. Однако его любят не только в Америке, Эстонии и России, но и по всему миру. Повести Довлатова перевели более чем на 30 языков и читают до сих пор. Каким был автор «Чемодана», «Заповедника», «Иностранки»? Кандидат филологических наук Александр Шамарин рассказал на лекции.

 r5MLE6t1cvI.jpg?size=1280x960&quality=96&sign=62977212e7deaeb3f9e674f3b3dfef11&type=album

Сергей Довлатов до 1978 года жил в СССР и работал корреспондентом, редактором газет. Не окончив филфак СПбГУ, он нашёл себя в журналистике и публицистике. А среди его знакомых оказались Иосиф Бродский, Александр Генис. Будучи работником СМИ в Советском Союзе, он относился к профессии просто и не скрывал, что ответственность не велика, особенно если сравнивать с должностью главреда «Нового американца» в Штатах. Однако помимо таланта и неплохого заработка, возможности печататься уже в эмиграции, у Довлатова был порок - алкоголизм. Сергей Донатович употреблял запойно: мог несколько месяцев не притрагиваться к водке, но потом уходил на дни или даже недели в «гудёж». Супругам было трудно принимать его попойки, и браки распадались. Но Довлатов очень любил и жён, и детей. Он писал им письма, всячески помогал и страдал от зависимости не только физически, но морально. 

«Сергей ненавидел свои запои и бешено боролся с ними. Он не пил годами, но водка, как тень в полдень, терпеливо ждала своего часа. Признавая её власть, Сергей писал незадолго до смерти: «Если годами не пью, то помню о Ней, проклятой, с утра до ночи»», - делится воспоминаниями друг Довлатова Александр Генис.

В 1978 году из-за преследования властей СССР семья Довлатова - супруга Лена и дочь Катя, а также сам Сергей - эмигрировали. Последнее произведение, которое написал рассказчик на Родине, - «Заповедник». Эта повесть носит автобиографический характер. Однако точно сказать, в каком образе предстаёт  Довлатов, нельзя. Много различий между жизнью автора в Михайловском и его героя. Борису Алиханову в произведении 31 год - как Пушкину, который оказался в ссылке в селе Болдинской осенью. В то же время Довлатову на тот период - 36. Главный герой  почти не пишет супруге и дочери, как и «солнце русской поэзии» Наталье Гончаровой. Однако сам Довлатов регулярно отправляет тёплые письма из командировки родным.

Для Довлатова Александр Пушкин не миф, созданный Иосифом Сталиным. Он не считает писателя и поэта богом, но очень любит, затрагивает в своём произведении важный и трудный период классика - ссылку. Однако Сергей Донатович в интервью никогда не упоминает среди любимых авторов Пушкина. Для него он больше, чем классик.

Уже в эмиграции выйдет повесть «Заповедник», только во второй редакции. Будучи чутким стилистом, Довлатов перечитывал произведения десятки раз и обязательно менял слова, если два подряд начинались с одной буквы. Среди русских авторов ХХ века обладателей подобного слога нет, разве что Венедикт Ерофеев и его поэма «Москва - Петушки». Довлатов считал необходимыми компонентами для писателя три составляющих: простоту, лаконичность, юмор. И они не фальшивят в текстах рассказчика.

TPWW_xgoI5M.jpg?size=862x544&quality=96&sign=597d0c1c2d2c34be1a1d1a13e965631c&type=album

Работая главным редактором «Нового американца», Сергей возьмёт интервью у Курта Воннегута. Так окажется, что русская классика повлияла на творчество обоих авторов, что у них схожи взгляды на коммунизм, на политику СССР. Автор «Бойни номер пять, или Крестового похода детей» спасёт не одного диссидента, прочтёт повести интервьюера - так завяжется дружба письмами между Довлатовым и Воннегутом. Однако более популярным автором среди обоих в Штатах окажется Сергей Донатович, и американский писатель не упустит возможности сыронизировать в одном из посланий.

BXKl4rFZ_Z8.jpg?size=895x505&quality=96&sign=24a1d9db4fa07bdfcc51cedcbff22060&type=album

Сейчас далеко не все литературоведы принимают Довлатова. Например, Дмитрий Быков не считает автора «Заповедника» классиком и часто выражает недовольство популярностью диссидента СССР:

«Он легитимизировал и наделил нешуточным самомнением целый класс людей, и людей чрезвычайно противных, шумных. Именно эти люди, заслышав критику в адрес своего кумира, немедленно набрасываются на критика с визгом «Это зависть!» или «А ты кто такой?». В принципе, их нервозность понятна. Они сознают, что Довлатов был и остается в статусе полуклассика, весьма шатком, и статус этот у него появился не благодаря качеству текстов, а благодаря энтузиазму определенной читательской группы, сильно выросшей за последнее время. Эта публика — суррогат советской интеллигенции, то, что от нее осталось после девяностых, когда лучшие уехали, а остальные деклассировались».

Однако для большинства филологов-литературоведов и простых читателей Довлатов - настоящий классик, чьи произведения актуальны и интересны сейчас не только современникам рассказчика, но и нам, молодому поколению.



Читайте также
16 октября
22:35
Загадки и тайны в музее Николая Васильевича Гоголя
15 октября
19:50
Классический вечер
15 октября
09:35
Дом-музей русского классика Н. В. Гоголя