Капля за каплей: Александра Аршакуни об успехе «Шато де Талю»

Капля за каплей: Александра Аршакуни об успехе «Шато де Талю»

11 июля
19:15

8 июля в здании бывшего московского депо на Белорусской прошёл фестиваль еды «Вкус лета». Его участниками стали десятки брендов гастрономической отрасли. Не стала исключением и винодельня «Шато де Талю», секретами которого поделилась амбассадор компании Александра Аршакуни.

—  «Шато де Талю» — это достаточно молодой бренд. Скажите, какова была история Вашего успеха?

— На самом деле, мы не такие уж молодые — 12 августа мы отметим 18-летие.

— Совершеннолетние!

— Да-да, совершеннолетние. Но первое вино выпустили в 2020 году. То есть, действительно винтажей у нас не так много за плечами. Долгое время виноградники росли, взрослели. Наш главный винодел — француз. Его зовут Франк Дюсенер. Он очень трепетно относится к своему делу, поэтому ждал нужного момента, когда можно начать выпускать вино. К моменту первого релиза у нас уже была сформированная стратегия. Не могу сказать, что всё даётся легко, конечно. Но в последнее время российское вино развивается активно и успешно, и мы на самом деле очень рады попасть в этот момент бурного становления российского виноделия.

— А есть в российском виноделии сейчас лидеры, которые могли бы конкурировать с иностранными?

— Конечно! Есть разные большие винодельни и в Краснодарском крае, и в Крыму. Мы, безусловно, сами для своей страны не можем закрыть потребность в вине, которая у нас есть. То есть, пока без импорта нам не обойтись. Но рынок наш всё больше и больше смотрит в сторону российского вина. Много появляется маленьких виноделен, они очень активно развиваются. И это приятная тенденция.

— После введения санкций многие западные компании покинули Россию. Заметно ли это на отрасли виноделия?

— На самом деле была, наверное, кратковременная паника, связанная со всем этим. Но, как показала практика, далеко не все производители ушли. То есть, просто логистика стала сложнее. И появилась ещё одна тенденция — стали привозить вина из новых стран (менее известных нам до этого), например, Сербия, Турция, Греция — они стали поставлять нам свои вина. Мы начали более лояльно относиться к таким странам, и сейчас им интересно выходить на наш рынок.

— У нас появилась тенденция ругать всё отечественное и восхвалять зарубежное. Как вы считаете, российские вина уступают иностранным по вкусовым качествам?

— Мы, наверное, пока совершенно точно уступаем иностранным винам по доверию наших потребителей, потому что нет ещё среди наших соотечественников понимания, что есть винная культура. У нас как у страны история прерывистая в плане виноделия. Практика не такая многовековая, как в той же Франции, Испании или Италии. Поэтому мы сами себе ещё не доверяем, наверное. Но в последнее время ситуация меняется. Некуда было ездить последние несколько лет с момента ковида. Многие начали путешествовать по Краснодару, по Крыму. У нас есть винодельни в Дагестане, Волгограде. Большое количество разных винных регионов. И люди приезжают, видят своими глазами, начинают верить, что оно [виноделие] есть. И есть проблема, связанная с тем, что самые интересные вина —  это небольшие тиражи. То, что действительно интересно попробовать, сложнее найти. Это не уровень супермаркета. Резервные вина любая винодельня выпускает ограниченным тиражом. Это сливки, которых не так много. И за этим нужно в хорошем смысле охотиться.

— Вы упомянули культуру пития. На Ваш взгляд, её стоит прививать россиянам, и если да, то как?

— Совершенно точно стоит развивать. Здорово, что появилось большое количество разных проектов — то же «Роскачество». Они же нацелены на то, чтобы знакомить людей с вином, с разными производителями. И выпускается большое количество разных гидов по российскому виноделию сейчас, чтобы потребитель представлял, какая у нас огромная винная страна на самом деле. Много винных школ, и не только в Москве и Питере. Практически в каждом крупном городе, в разных регионах есть какие-то винные курсы. Часто сами винотеки или винные рестораны проводят дегустации, они учат своих гостей оценивать вино, знакомиться с ним, разбираться в нём. Это, конечно, совершенно другой уровень понимания и восприятия. Потому что вино — это культура, это эстетика. Наверное, ни один другой напиток не связан с чувством стиля и вкуса, как вино.

1689010139_sashajpg.jpg

— Выходит, вино — всё же элитарный напиток!

— Если говорить про элитарность, то мы в «Шато де Талю» стараемся провести нашего потребителя от ценовой категории в 500 рублей до средней (800 рублей) и высокой (2500 рублей). Нет смысла сразу покупать дорогое вино, если вы ещё не готовы оценить его вкус и аромат. Это бессмысленная трата денег. А вот когда вы потихоньку проходите от первой ступеньки на вторую и третью, то начинаете разбираться и понимать. То есть, это такое воспитание рецепторов. Такое же упражнение, как и любая физическая нагрузка. Это развивается, это прививается. Нужно пройти все этапы знакомства с разными категориями.

Высшего образования в винной сфере у нас нет, но есть достаточно серьёзные винные школы. Обучение там стоит немалых денег. Да и вино — это та категория, которая постоянно меняется. Она никогда не стоит на месте, появляются новые производители, новые тренды, интересные редкие сорта винограда начинают выращивать и производить. Или какая-то новая технология появляется. Здесь развиваться можно бесконечно. У нас есть конкурс сомелье, например. Сначала соревнуются по разным регионам, потом — в масштабах страны. Раньше наши сомелье ездили на международные конкурсы. Сейчас сложнее с этим, но многие ищут возможности и едут учиться заграницу, получают международные сертификаты. Это очень увлечённые люди!

Любая винодельня ставит перед собой задачу не только продавать вино, но и воспитывать своего потребителя. У нас есть очень классный ресторанно-дегустационный комплекс, где мы принимаем гостей. Там у нас есть разные варианты мероприятий — дегустации, гастрономические вечера, пикники среди виноградников. Мы пытаемся рассказать и показать нашим гостям, как нужно общаться с вином.

— «Роскачество» заявило, что дешёвые вина ничем не ступают дорогим. Так ли это?

— Сложный вопрос. «Роскачество» оценивает определенные показатели. Если вино технологически правильно сделано, то совершенно неважно, сколько оно стоит — 500 или 3500 рублей. Это то, за что часто «ругают» в хорошем смысле слова нашего главного энолога Франка. Он хорошо делает и вина для масс-маркета в ценовой категории до 500 рублей, и резервные вина, которые стоят 2500, 3500 и больше. Потому что человек, который понимает, что делает, безусловно, плохо не сделает никогда. Другое дело, что бюджетные вина в категории до 500–1000 рублей в целом не приспособлены для того, чтобы длительно жить в бутылке и развиваться. А выдержанные вина — это игра в долгую.

— Если мы проанализируем продажи вина с 2022 года в стране, то можем ли мы сказать, что спрос на него увеличился?

— У нас есть устойчивый рост на игристые вина. Мы стали чаще его потреблять. Это уже давно тот напиток, который ассоциируется не только с Новым годом. Растёт категория розе, опять-таки тренд на отказ от тяжёлых, мощных красных вин. Но ничто не сравнится с выдержанными красными винами, поэтому они никогда не уйдут с арены.

— Вы считаете, что вино по популярности всё-таки более употребляемый продукт на фоне других алкогольных напитков — пива, водки?

— Нет, это не совсем правильно. Вино — не самая популярная категория по понятным причинам. Вино требует больше внимания к себе, больше подхода, больше понимания… И далеко не все готовы тратить своё время, деньги и возможности, чтобы разбираться. Но те, кто готовы это сделать, становятся ценителями, амбассадорами того или иного бренда. И это, наверное, одна из самых интересных категорий среди алкогольных напитков.

Редакция предупреждает, что алкоголь вреден для здоровья в любом виде.

Источник фото


Читайте также
15 февраля
11:05
В КБГУ проходит персональная выставка студентки колледжа дизайна
13 февраля
11:30
На ВДНХ прошёл паблик-ток с литературным редактором Екатериной Звонцовой
10 января
20:20
7 вопросов, которые нужно обязательно задать HR на собеседовании –эксперт РУДН