Нежная «Павана» на морозном Арбате

О чём вы думаете при слове «павана»? Представляете ли солнечную, ленивую Италию или величественную, церемониальную Испанию? Вспоминаете об утончённой немецкой аристократичности или об изящной, волнующей сердца и души французской грации?

20 февраля
20:35

О чём вы думаете при слове «павана»? Представляете ли солнечную, ленивую Италию или величественную, церемониальную Испанию? Вспоминаете об утончённой немецкой аристократичности или об изящной, волнующей сердца и души французской грации?

Франция ожила для меня вчера в одном из переулков Старого Арбата, в доме-музее Скрябина, на благотворительном концерте фонда Sound Out. Она пронеслась передо мной, живая, цветущая, загадочно-томная, как тоненькая влюблённая девушка, склонилась над фортепиано, выводя на чёрно-белых клавишах никогда не затихающие ноты сонаты Сен-Санса, поцеловала отливающий серебром кларнет, бодро протанцевала шопеновскую мазурку, покружилась в важном танце Габриэля Форе… Это всё – Франция, Франция... Франция в слиянии кларнета и фортепиано, Франция в наполненных искренним восторгом рассказах главных исполнителей Антона и Елены Мойсеенко, Франция в звучании знакомых и незнакомых фамилий, Франция в Москве, Франция, Франция!

Мы стали свидетелями чему-то волшебному. Мы смотрели с первых рядов на дополняющие игру картины талантливой художницы Марии Угольниковой и детские рисунки и думали, что к такой музыке нужно именно это, именно хаотичные наброски, складывающиеся в до боли ностальгические линии, и неумелые, вдохновенные мазки ребёнка. К такому нельзя привыкнуть, такое нельзя испить полностью, но можно насладиться, можно озариться светом, чудом, вдохновением.

«Павана» – то самое, что восхитило меня больше всего, что заставило душу трепетать, а глаза наполняться слезами. Перед тем как сыграть её, Антон и Елена напомнили нам о музыке, которая постоянно рядом с нами, живёт, вечная, не стёртая сонмом дней, а мы её не замечаем, потому что давно уже к ней привыкшие. Я не поверила их словам, но пожалела о своём недоверии сразу же после первого звука клавиш. «Павана» живёт, она рядом с нами, она переносит нас во времена творчества Форе, а потом ещё дальше – в шестнадцатый век к камзолам и пышным платьям, к торжественным церемониям и знатным свадьбам. Возможно почувствовать это на одном лишь концерте? Мой ответ – да. Почувствовать, прочувствовать, прожить – каждой секундой, каждым трепетанием губ и пальцев, каждым выражением искренней любви к музыке.

Сходила бы я на концерт Sound Out ещё раз? Мой ответ – да. Ведь нам повезло, мы услышали не только произведения бессмертных классиков, но и премьерную прелюдию самого Антона, исполненную на фортепиано. Музыку, которую я бы без зазрения совести отнесла к числу великих.


Комментарии
авторизуйтесь
чтобы можно было оставлять комментарии.
Читайте также
13 апреля
11:00
Как совместить работу и учёбу: Мнение эксперта МГППУ
13 апреля
01:40
Космические комиксы
13 апреля
00:20
Чуть ближе к звёздам