«Что такое хорошо и что такое плохо»: учит ли нас чему-то детский терроризм

Мы всегда можем найти ответ на вопрос: кто виноват? Кажется, он самый простой и очевидный. МВД прямо скажет: виновен стрелявший. Сегодняшняя трагедия в Казани тому подтверждение. Школьник задержан, введён режим контртеррористической операции. Однако это не единичный случай: стрельба в школе случается каждый год, а то и несколько раз. Поиск истинных ответов на вопросы, кто виноват и что делать, в нашем материале.

11 мая
16:45

Мы всегда можем найти ответ на вопрос: кто виноват? Кажется, он самый простой и очевидный. МВД прямо скажет: виновен стрелявший. Сегодняшняя трагедия в Казани тому подтверждение. Школьник задержан, введён режим контртеррористической операции. Однако это не единичный случай: стрельба в школе случается каждый год, а то и несколько раз. Поиск истинных ответов на вопросы, кто виноват и что делать, в нашем материале.

Стрельба из пневматики в томской школе в 2015-ом, спустя два года в Нижнекамске, в сентябре 2017-ого девятиклассник приносит в учебное заведение самодельные взрывпакеты, пневматическое оружие и топор. Результат - убийство преподавателя. Наиболее известная трагедия – ситуация в Керченском политехническом колледже, ознаменовавшаяся гибелью 20 человек и многочисленными ранениями (более 65). Сегодняшний случай не менее ужасающий: в результате стрельбы в казанской школе погибли 7 детей и преподаватель, ещё 16 были ранены.

Если проследить с 2015 года за случаями стрельбы в школе, то сразу можно заметить, что в последние годы погибших становится всё больше, а основным контингентом, устраивающим подобные акты школьного терроризма, являются уже не преподаватели, а дети, которых мы так часто любим называть «цветами жизни».

Кто виноват

Очень жаль, что роман Герцена в школе не читают и на цитаты не разбирают. Помним это «кто виноват?» и вставлять пытаемся при каждом удобном случае. А ведь об умных вещах Александр Иванович вещал в своём романе:

"Странные вещи приходят в голову человеку, когда у него нет выхода, когда жажда деятельности бродит болезненным началом в мозгу, в сердце и надобно сидеть сложа руки... а мышцы так здоровы, а крови в жилах такая бездна..."

Одних подобная жажда толкает на великие достижения в области математики, физики, нейробиологии. Взгляните на ребят наших научных сборных, завоёвывающих призовые места на международных олимпиадах. Других же, по закону жанра, тянет на убийства, в последние годы более напоминающих философию Раскольникова: «Тварь я дрожащая или право имею?»

Кто виноват? Первым делом в голову приходит самое растрезвониваемое в СМИ – стрелявший. Он же пришёл с оружием в школу / колледж / университет (разницы нет, берите, что больше нравится), совершил выстрелы, в результате которых погибли люди. Новость ведь строится по формуле «что – где – когда – как», а ответ на вопрос «почему?» либо поверхностный, либо вообще отсутствует. По крайней мере, из каких побуждений ученик казанской школы пришёл и расстрелял семерых детей, неизвестно. Однако ребёнок, каким бы осмысленным существом он себя ни считал, не может родить теорию самодурства-самосуда. Следовательно, кто-то её ему удачно вкладывает, а кто-то плюёт на свои обязанности, ссылаясь на наше русское «авось прокатит». Прокатывает ли?

И вот тут начинается… Виноваты родители! Или избивали, или внимание не уделяли, или сами из какой-нибудь секты. Любят у нас мамы с папой дать ребёнку телефончик и пойти «делами своими заняться». И ладно, включили бы хороший советский мультфильм, так нет же, свободу действий дают, а ребёнок тырк-тырк по экрану, и через несколько недель такими темпами уже и на непонятном языке говорит, и всё у него «ну, он же супергерой, ему можно убивать, ведь людей спасает». А то, что убийство преступно, начиная с Закона Божьего и заканчивая уголовным кодексом, как-то упускается. Мы сами порой думаем: ну да, не хватает на них Чумного доктора.

Виновата школа! Преподаватель унижал ученика, потому он и решил устроить акт мести. Странно только, что самыми кровожадными у нас оказываются тихие и неконфликтные, ещё и со средней успеваемостью. Позже даже выясняется, что учителя о нём только хорошо и отзываются.

Виноват интернет! И здесь не хватает только бабулек у подъезда с их постоянным «от лукавого всё, от лукавого». Бесспорно, что современная жизнь уже перетекла и продолжает перетекать во всемирную паутину, однако цифровизация не толкает каждого человека на массовые убийства. Да и вообще, интернет не заставляет нас потреблять информацию, содержащую насилие, идеи экстремизма или этнической ненависти. Скорее выбор стоит за человеком, ведь именно он вбивает в поисковой строке тот или иной запрос.  

И здесь открывается поле для размышлений: почему подростка интересует формула «коктейля Молотова» или видеоматериалы по созданию обреза, почему он гнушается правилами «что такое хорошо и что такое плохо» и донатит блогерам, избивающим или даже убивающим женщин на камеру, и это не «дела давно минувших дней».

В царской России была религия, а в обычной крестьянской семье ещё и розги. Воспитывали жёстко, но не жестоко, растили человека, который сможет и за себя постоять, и своих защитить. Однако если и наказывали, то только по делу. Просто бить – подписать себе смертный приговор. Что отец будет делать в старости, когда разлетятся все его дети? Будет ли дитё, что принесёт ему стакан воды? У нас сейчас пенсии платят, выжить так или иначе можно. А тогда что? Взаимоуважение и любовь, и никто, как в известной Норвегии, не бегал и не жаловался в службы опеки: «мне мама телефон новый не купила да ещё и накричала, сделайте что-то». Читаешь истории и волосы дыбом встают. Заповедь у нас христианская была:

«Почитай отца и мать, и благо ти будет и долголетен будеши на земли».

Но открестились мы от церкви и религии, упаси Боже, кто-то и где-то в школе сейчас начнёт что-то заливать про это. Сразу жалобы в Министерство образования писать начнут. Только утверждённая программа, «у нас церковь от государства отделена», и всё христианское, что, по сути, моральное нам чуждо.

В советское время жили идеологией. И прекрасным маяковским «что такое хорошо и что такое плохо». Честь пионерского галстука, друзей, школы, страны. Но и от идеологии мы отмахнулись: демократическое государство – свобода слова, мысли и т.д. и т.п. Ну, получили мы её, а что дальше? куда двигаться? что делать?

Что делать

А делать у нас любят. Владимир Путин потребовал ужесточить правила оборота оружия, кто-то уже успел высказаться, мол, проблема в интернете, ведь дети там сутки напролёт сидят (интернет что ли запретить? – а не бред ли?), МВД и Министерство просвещения соберутся и проведут пару круглых столов, на которых будет решаться вопрос обеспечения безопасности в школах. Как результат, установят металлодетекторы при входе, расскажут ребяткам, что это плохо и будут сидеть дальше. До следующего случая.

Проблема в том, что у детей параметры «можно» и «нельзя» уже давно сменились на «круто» и «отстой». Ты ходил на митинг? – круто! Ты патриот? – отстой! У нас подрастающее поколение, перенимая пример у более старших, мыслят уже не тем, как сделать доброе дело, а как словить хайп. Взгляните на современную музыкальную культуру. Одного Моргенштерна с клипом в церкви и упоительным потреблением экстази хватит на то, чтобы свернуть сознание ребёнка, внушив ему «вау, это круто».

И сторон у этой проблемы, как и у любой медали, две: одни потребляют этот контент, потому что ничего другого не имеют (или по крайней мере, не имеют представление о его существовании), другие же создают подобные видео, потому что у масс есть спрос. Вместо книжек, спорта или просмотра кино, «прикольнее ведь так зависать».

Нарратив прост и понятен: больше внимания к молодёжной программе, больше внимания к самой молодёжи. А у нас, наоборот, проект бюджета на 2021-2022 предусматривает сокращение расходов. Воспитание молодёжи, даже если это ребята из неблагоприятных семей, тоже как-то брошено. Проведёт разок социальный педагог беседу с нарушителем и дальше побежит делами заниматься. И откуда такая пафосная уверенность, что «плохиш» сразу превратится в законопослушного гражданина? Если бы так в спорте было: один раз сделал сальто на гимнастическом бревне и всё, научился. Русское «а вдруг», к сожалению, имеет временный эффект. А результат, если не сегодня, то завтра плачевный.

Короче, религия и идеология нам не подходят, в школах воспитание – работа сквозь пальцы. Хотя новая Конституция и возлагает на учебные заведения новую обязанность, но пока додумают идеи, продумают план и т.д. и т.п., глядишь, снова что-нибудь случится. А не дай Бог. Случилось присутствовать при одном диалоге в набитой маршрутке:

- Сегодняшним днём живём.

- В России только так.

С политикой вокруг молодёжи, действительно, так. Плаваем в море без цели. Хорошо, что потихоньку осознавать это начали. Глядишь, может и решать начнём. Русское «а вдруг» всё-таки вещь сильная.   


Комментарии
авторизуйтесь
чтобы можно было оставлять комментарии.
Читайте также
13 июня
12:25
О патриотизме, деятельности и молодёжных медиа
18 мая
11:10
История одного волонтера
07 мая
17:30
Проблемные похороны