Как Венесуэла и Колумбия за нефть борются?

21 октября Иван Дуке Маркес, президент Колумбии, выступил против предложения Сената о нормализации отношений с Венесуэлой, назвав её «постыдной, коррумпированной диктатурой наркобизнеса», что стало ответом на предложение Николаса Мадуро, главы Венесуэлы, о возобновлении диалога. Это уже не первая стычка в отношениях между двумя латиноамериканскими странами, потому наш автор Анастасия Журавлёва решила разобраться, когда началось это противостояние, и какую причину межгосударственных конфликтов сегодня с точностью можно назвать основным камнем преткновения.

21 октября
17:55

Ресурсные споры в международной практике относятся к категории трудноразрешимых: в попытках решить конфликт каждая страна преследует свои интересы, не желая отказываться от возможности приобретения новых территорий. Объектом в подобных спорах выступают ресурсы или же земли, в недрах которых они могут находиться. Если государства также имеют береговую линию, то камнем преткновения чаще всего становятся территориальные воды, которые та или иная страна стремится присвоить себе. Между Венесуэлой и Колумбией много конфликтов, берущих начало ещё во времена Испанской империи, однако территориальный спор остаётся насущным: «чёрное золото» не даёт спать спокойно всем участникам этой битвы.

Обладание правом на осуществление исключительной экономической деятельности в пределах 200 миль, согласно Конвенции ООН по морскому праву, позволяет государству-владельцу вести разведку, разработку и сохранение природных ископаемых как живых, так и неживых в территориальных водах. В свою очередь, другие страны могут пользоваться лишь возможностью прокладки подводных кабелей и трубопроводов, а также свободами судоходства и перелётов. Именно этот закон, а также почти двухсотлетняя история конфликта являются акторами негативных межгосударственных отношений Боготы и Каракаса.

История конфликта берёт начало ещё в 1830 году, когда государство Великая Колумбия распадается на Венесуэлу, Эквадор и Новую Гранаду (она в дальнейшем - на Колумбию и Панаму). При образовании новых стран сразу возникают проблемы с демаркацией и делимитацией границ, потому что выяснить, где именно проходит пограничная линия между государствами, ещё вчера бывшими одним целым, невозможно (примеры территориальных конфликтов на постсоветском и постъюгославском пространстве тому подтверждение).

5-z_WR1yExA.jpg?size=857x600&quality=96&sign=1e48c05f2004ebfdc9af447ca706b562&type=album

В попытках разрешить вопрос между странами в 1833 году представители двух делегаций Венесуэлы и Колумбии Сантас Микелен и Лино де Помбо предлагают проект разметки границ, который был поддержан колумбийским правительством. Однако венесуэльцы решают иначе: предложение «реформаторов» ущемляет их территориальное положение. В 1881-ом, когда разглагольствование перестаёт работать, обе страны договариваются о конкретизации судьбы пограничной линии с Короной Испании, и спустя 10 лет королева Мария Кристина наконец-то выносит арбитражное решение, в котором и устанавливает границы между странами. Однако произвести делимитацию так и не удаётся: по случайному стечению обстоятельств или неслучайному, но ряд важных документов в процессе доставки на южноамериканских континент безвозвратно исчезает.

1200px-Mar%C3%ADa_Cristina_de_Borb%C3%B3n-Dos_Sicilias%2C_reina_de_Espa%C3%B1a.jpg

Новый проект переговоров между странами происходит в 1916 году, когда правительства двух стран передают проекты демаркации новому арбитражу в Федеральный совет Швейцарии. Швейцарский арбитр, заседая 6 лет, подтверждает границу, установленную испанским судьёй в лице королевы Марии Кристины. И таким образом, восточная половина полуострова Гуахиро, ранее принадлежавшая Венесуэле, отходит Колумбии.

Geography_map_of_Uribia%2C_La_Guajira.png

Полностью решить сухопутную делимитацию удаётся лишь к 1941 году, но вопрос территориальных вод остаётся открытым. Когда же спустя 10 лет только-только появляются предположения о залежах нефти в водах Венесуэльского залива, между Колумбией и Венесуэлой сразу же разгорается конфликт.

В центре спора - архипелаг Лос-Монхес, находящийся на выходе из залива в Карибское море. Его площадь составляет менее 2 кв. км, населения нет, однако местоположение – районы континентального шельфа с запасами нефти. Получив полуостров Гуахиро тремя годами ранее, в 1944 году Колумбия в одностороннем порядке объявляет о своём суверенитете над островами, что, конечно, не очень нравится Каракасу, потому те собирают «экспедицию» и в 1952 году захватывают архипелаг. Дело о принадлежности доходит до Международного суда, подтверждающий право владения Венесуэлой этими двумя квадратными километрами. У Колумбии же появляется ограниченное право на разработку нефти в заливе. И казалось бы, вот оно долгожданное решение, однако счастливого конца, как во всех сказках, латиноамериканский регион так и не может дождаться.  

0a24e63b38dd7e383ce2c91a4dc6a8a9.jpg

Колумбия до сих пор ставит территориальный вопрос принадлежности архипелага в повестку дня. «Мы будем разговаривать с Каракасом, если Лос-Монхес будет включён в обсуждение», - заявляют представители Боготы на самых разных мероприятиях, что уж очень сильно напоминает попытки Украины вести диалог с Россией с позиции «только если Крым снова станет украинским». Однако Венесуэла, как, впрочем-то, и Российская Федерация, отказывается идти навстречу своим соседям, ведь в разговоре об островах речь идёт и об ископаемых, которые как тогда, так и сейчас играют первоочерёдную роль в экономике всей страны. 50 лет с момента «нефтяного бума» в начале ХХ века «чёрное золото» в экономике Венесуэлы составляло 90% от всего экспорта, а также 60% от доходной строки бюджета. Годы идут, однако с нефтяной иглы Каракас слезать не торопится. Потому удерживание архипелага в составе Венесуэлы позволяет каракаским властям обеспечивать себя залежами нефти как основного источника дохода на долгие годы вперёд.  


Читайте также
29 ноября
00:30
Законопроект о QR-коде
26 ноября
16:45
Из тюрьмы - в психиатрию
20 ноября
17:25
30 лет массовой резни в Вуковаре (Хорватия)