Общага – место любви или разочарований?

Общага – место любви или разочарований?

Премьерный спектакль Театра им. Моссовета по роману Алексея Иванова «Общага-на-Крови»
20 мая
17:25

Вы когда-нибудь жили в общаге? Что она значила для вас? Братство обезличенных, бесправных в удовлетворении самых простых потребностей, вроде покупки собственного матраса или чайника, людей, чьи души становятся проходным двором, а сокровенные мысли насквозь пропитываются лицемерием и развратом? А, может, наоборот, место, где жизнь обнажена и обострена до предела, где невозможно лгать и каждый день приходится отвечать на вечные вопросы, чтобы оставаться человеком? 

Даже если для вас общага – просто место, где прошли те самые весёлые (или не очень) студенческие годы, а пафос, с которым ведётся борьба за существование нравственных ценностей в её стенах у Алексея Иванова, совсем не кажется оправданным, всё равно стоит сходить на инсценировку романа в театре Моссовета.

Спектакль как будто начинается ещё в фойе, когда зрителям предлагают пройти к сцене «Под крышей». Чтобы не толпиться около лифта (сцена находится на 4 этаже), многие решают подняться по лестнице, темноватой и пустой, напоминающей об общажных пролетах, по которым проносятся опаздывающие на пары первокурсники, сталкиваясь с вальяжно курящими на площадках «старшаками» и каждый раз искренне извиняясь за свою спешку и неаккуратность. 

Пройдя зеркальный коридор, в котором играет музыка из 90-х на старинном проигрывателе, зрители наконец попадают в зал. Луч прожектора выхватывает из темноты пару рядов стульев и тонкую полоску сцены – остальное почти невозможно разглядеть. На авансцене: дверь с вполне однозначной надписью «ж/м», ряды разноцветных пластиковых ящиков с прорезями, таких, в какие кладут фрукты на рынке, и лестница на крышу. 

Наверное, сразу стоит подчеркнуть нетривиальное использование Олесей Невмержицкой, постановщиком спектакля, сценического пространства и декораций. Площадка поделена на условные зоны: основные действия происходят в центре, слева от зрителя на небольшом возвышении стоит ударная установка и около неё – фортепиано, рядом с ними проходят обычно музыкальные номера. Справа находится лестница, нередко актёры произносят монологи именно с неё, а, когда персонажи выходят на крышу, они «перемещаются» на задний план. Зритель видит их ноги на тёмном парапете в глубине сцены: замирающие у самого края – Отличника (Кирилл Крутько), и шагающие вниз, в пустоту – девочек из 220-ой комнаты.

Отдельного упоминания заслуживают пластмассовые ящики с прорезями. Двигаясь по сцене, они собираются в причудливые конструкции, играют роль стен, стульев и кроватей, даже помогают пластически раскрыть характеры персонажей, когда те, как по кочкам, шагают по ним от одного края сцены к другому. Дверь тоже часто меняет своё местонахождение, разграничивая этим комнаты и оставляя какие-то действия за кадром.

Каждый персонаж по-своему трагичен и одинок, особенно ярко это проявляется в сцене, где Серафима (Юлия Бурова) рассказывает, почему жалеет молодых студентов: «Ванька самый несчастный и самый слабый. Потому что его можно сломать». «Да любого можно сломать». – «Да, но важно, что человек будет делать после этого. Ванька начнёт мстить. Дальше по степени слабости, по-моему, идёт Нелли. Если её сломать, то потом она начнёт строить то же самое заново. Сильнее Нелли Лёля. Если её сломать, то она потом вообще ничего не будет делать, всё бросит. А если сломать Игоря, то он попытается встать на позицию своего победителя, владеть его оружием. Вот в этом смысле он сильный, правда, сильный – какое-то не то слово, но я не могу найти нужного. Кому легче живётся, тот и самый сильный. А вообще, знаешь, мне так жаль, что я не могу им помочь».

Переломным моментом в сюжете становится выселение компании из общаги, после которого им приходится идти на крайности, забывая обо всем человеческом, что в них осталось, для получения койко-места. Один спит с комендантшей, другой стучит на товарищей, третья отдаётся за ключ от свободной комнаты председателю студсовета. Каждый долго думает перед тем, как опуститься до этого, окончательно увязнуть в общажной грязи, и за советом идет к самому невинному – Отличнику. Тот прощает всех, за что потом и оказывается предан теми, кто еще недавно был похож на людей и считался его друзьями.

Почему они так хотят остаться в общаге? Кого-то держит в ее стенах любовь, кто-то просто не умеет жить иначе, но все считают, что Бог пишет роман, где они – главные герои, а общага – место действия. Студенты боятся, что перестанут существовать вне этого разврата, и что только здесь они живы.

Далеко не последнюю роль в постановке играют монологи. Через них каждый герой доносит до зрителей не только свою историю, но и вечные истины, отраженные через призму общажной жизни. Такие важные человеческие вопросы постоянно поднимаются заикающимся Отличником, Нелли (Дарья Таран) в сетчатых колготках и коротком платье, вечно пьяным Ваней (Ваня Пищулин) и полуголым Игорем (Нил Кропалов) и повисают в тяжёлом безмолвии зала.

Очень интересно спектакль оформлен пластически. Через движение показана история любви Отличника и Серафимы – единственного безоговорочно положительного персонажа, наивной девочки, загадывающей желание при виде пустого трамвая. Их абсолютная схожесть с ещё ярче проступает в синхронности жестов.

На протяжении всех трёх часов зритель меняется вместе с персонажами. Проживает всё, от легкомысленных попоек в начале и до трагичного финала, оставляющего чувство какого-то детского бессилия и горечи. Он привязывается к героям, причем ко всем одинаково, не деля на «хороших» и «плохих».

В целом спектакль сложно назвать лёгким для восприятия. В начале пошловатый и бытовой, сопровождающийся музыкальными номерами и шутками, к концу он становится просто невыносимо тяжелым, одаривая горьковатым послевкусием.

Источник фото: mossoveta.ru

Редактор: Елизавета Желудева


Читайте также
11 августа
19:55
«Мой блистательный развод»: Как вновь стать счастливой после 20 лет брака
25 июля
23:35
«Баба Шанель», или комедия о вечной молодости
24 июля
23:55
«Я САМаяковский» — линия жизни поэта в стихах