Мем как культурный феномен информационного общества

Рассмотрим феномен мема как элемента мировой культуры и атрибута коммуникации информационного общества, выявим структурные и семантические особенности интернет-мема. Цель статьи – исследовать мем как культурное явление, раскрыть сущность понятия «мем», описать предпосылки его возникновения и формы существования в информационном обществе; выявить зависимость формы и содержания мемов от социального запроса.

15 июня
14:05
Автор:

1. Мем как культурный аналог гена

Термин «мем» впервые употребил оксфордский профессор, биолог Ричард Докинз в 1976 году в своей книге «Эгоистичный ген». Р. Докинз рассматривает мем как «единицу культурной информации», способную «размножаться». Термин meme («мим») является транслитерацией греческого слова μίμημα «подобие». «Точно так же, как гены распространяются в генофонде, переходя из одного тела в другое, мемы распространяются, переходя из одного мозга в другой с помощью процесса, который в широком смысле можно назвать имитацией. Если ученый услышал или прочитал об интересной идее, он сообщает о ней своим коллегам и студентам. Он упоминает о ней в своих статьях и лекциях. Если идею подхватывают, она распространяется, передаваясь от одного мозга к другому» [6]. В качестве примеров мемов Р. Докинз приводит мелодии, идеи, модные словечки и выражения.

Теорию Р. Докинза развивает Томас Бретт в брошюре «Руководство по мемам: путеводитель пользователя по вирусам сознания», изданной в 1995 году. «Мемы – это фундаментальные воспроизводящие единицы культурной эволюции… Отдельные слоганы, лозунги-заклинания, музыкальные мелодии, визуальные изображения, изобретения, мода – типичные мемы» [3]. Таким образом, мем отождествляется с универсальной культурной единицей, способной к саморепликации и являющейся двигателем культурной эволюции.

2. Мем в культурно-философском контексте

Древнегреческий философ Платон в V веке до нашей эры создает двухчастную систему мировосприятия. «Эйдос» − мир неизменной, вечно идеальной сущности, пространство, в котором обитает душа до появления на свет. Мир «множества вещей» − иллюзорное, недействительное пространство, куда проецируются, идеи из высшего мира – пространство блеклых теней. Платон утверждает, что наиболее точно передать сущность вещи можно лишь через идею, поэтому отрицает пользу искусства, излишне детализирующего и уточняющего.

Древнеегипетское искусство четко иллюстрирует концепцию Платона: творцы следуют единому канону, стремятся нивелировать детализацию и индивидуализацию в изображении, создавая универсальные лаконичные образы – схематические, условные знаки.

1352917483--1292--1186--les-dieux-de-lau-delg-salle-du-sarcophage--thgyobes-ouest--xixgyo-dynastie.jpg

Согласно взглядам Платона, лучшие произведения искусства – некие аскетично выполненные шаблоны, соответствующие основной идее, но не ее конкретному воплощению. Примечательно концептуальное соответствие мемов замыслам Платона.

Культурная единица, воплощенная посредством графических, визуальных и аудиальных образов, содержит определенный информационный посыл, подвергаемый адаптации и интерпретации, а следовательно, является точной проекцией идеи − некоего общего, содержащего множество возможных частных.

Н. Хамфри утверждает: «Мим «веры в загробную жизнь» реализуется физически миллионы раз как некая структура в нервной системе отдельных людей по всему земному шару» [6]. На общей идее веры в загробную жизнь базируются многочисленные воплощения этой идеи.

Согласно древнеегипетским повериям, «после смерти человека продолжает жизнь какая-то, хотя и невидимая, но материальная субстанция его индивидуального существа» [6]. В «Книге мертвых» предусмотрена реинкарнация: душа переселяется в тело священного растения или животного.

Античная мифология и теогония объясняют смерть переходом человека в подземное царство «Тартар («Орк», «Аид»)», где он становится безликой тенью.

Христианская (католическая) концепция подразумевает трехуровневую систему загробного мира, современные массовые представления о которой сформированы под влиянием «Божественной комедии» Данте Алигьери. Ад, Чистилище и Рай – триединство загробного пространства.

Наконец, Михаил Булгаков в романе-апокрифе «Мастер и Маргарита» подвергает особой интерпретации библейский сюжет, а значит, перестраивает восприятие загробного мира: живые и почившие фактически существуют в художественном пространстве параллельно.

Мировая культура находит тысячи вариаций единой идеи. Мем − идея, как конкретная единица информации, модифицируется в соответствии с условиями − выносится из контекста, трансформируется в афоризм.

Социологический и лингвистический интерес вызывает популяризованное, вышедшее за пределы исторического контекста высказывание президента Украины Владимира Зеленского: «Вийди, розбiйник!» Общая идея (экспрессивно выраженный призыв покинуть помещение) лаконично и четко выражена в реплике. По мере распространения этого мема в сетевом пространстве (в видео-, аудио- и фотоформате) расширяется диапазон применения фразы. Например, мем интерпретируется как высказывание педагога в адрес опоздавшего ученика на основе схожести с уже известным афористичным восклицанием «Выйди и зайди нормально!», или как призыв покинуть онлайн-чат.

Общая заданная идея в каждой вариации детализируется, по-иному воплощается за счет смены контекстного фона. Платоновский эталон, максимально близкий к сущности вещи шаблон, за счет собственной универсальности может подвергаться любой интерпретации.

Из одной эпохи в другую кочуют мемы: вечные образы, сюжеты, архетипы, метафоры. Современная культура заново воплощает их, помещая в новый фоновый контекст. Сопоставимы образ Геракла, героя античной мифологии, и фольклорный образ русского богатыря, принадлежащий к более молодой культурно-исторической эпохе. Геркулес наделен непомерной физической силой, является избранником богов, что отличает его от обыкновенных людей и дает возможность вершить субъективное правосудие. Русский богатырь столь же силен, нередко прибегает к помощи фантастических сил. Его предназначение – бороться со злом, воплощенным в образах героев-антагонистов – Змея Горыныча, Кощея Бессмертного. В XXI-ом столетии как неизменный элемент массовой культуры воспринимается обилие всевозможных «супер-вселенных». Супергерои – персонажи комиксов, полнометражных фильмов и сериалов, сверхлюди, обладающие необыкновенными способностями. Однако на данном этапе социокультурного развития возможность физического доминирования не является основной. Сверхспособности могут воплощаться как расширенные возможности разума или некая фантастическая стихия, противоборствующая природным законам и подвластная герою. Коннотация понятия «сила» приобретает иной оттенок: это не потенциальная возможность физического воздействия, а возможность воздействия, связанная с набором экстраординарных человеческих навыков и способностей.

Геракла и Супермена разделяют несколько тысячелетий, но способ реализации культурного кода (мем в данном случае − экстраординарные способности) – зависит от исторического контекста и текущего социального запроса.

3. Мем как феномен интернет-пространства

Общепринятой становится трактовка мема как единицы культурной информации, любой идеи, символа, образа действия, осознанно или неосознанно передаваемых от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов.

С распространением интернет-сети как обширного коммуникативного пространства наибольшую актуальность приобретает толкование мема в узком, специфическом значении как текстовой, визуальной или аудиальной информации комического характера, спонтанно репродуцируемой в интернете. Пользователи сети преследуют цель остроумно и своевременно соотнести конкретный культурный код и произошедшее событие. Например, фрагмент продукта эстрадного творчества, песни «Hello, It`s me» Adele используется для приветствия собеседника.

По мнению современных исследователей, мем как интернет-шутка «пробуждает в сетевом сообществе актуализацию игровой смеховой стихии, понимаемой по М. М. Бахтину, с ее релаксирующим, оздоравливающим воздействием» [10].

Действительно, в связи с популяризацией сферы развлечений интернет-пространство – идеальная среда для разгула «смеховой стихии», а интернет-мем – главное оружие интернет-коммуниканта. Отсутствие иерархических ограничений, отмена возрастной и социальной дистанции между людьми, возможность фамильярного контакта, употребление профанирующих снижений, приземлений, эксцентричность, «срамословие и осмеяние» − все клише «смеховой культуры» допустимы в рамках мем-коммуникации.

Необходимо упомянуть свежий инфоповод, снабдивший сеть новым мемом, − интервью Ходорковского с Гордоном:

- В каких условиях вы сидели?

- Барак.

- Обама?

- Ну типа…

%25D0%2591%25D0%25B5%25D0%25B7%2B%25D0%25BD%25D0%25B0%25D0%25B7%25D0%25B2%25D0%25B0%25D0%25BD%25D0%25B8%25D1%258F%2B%25281%2529.jpg

Неуместная шутка интервьюера – акт глумления над личной драмой героя. Пользователи сети, преобразовав диалог в мем, осуществили смещение полюсов – трагического и комического, стерли между ними границы, своеобразно интерпретируя основной посыл (неуместная глупая шутка, основанная на каламбуре):

- Что спасло вас в тюрьме?

- Вера.

- Брежнева?

- Ну типа…

- У вас есть домашние животные?

- Кот.

- Д’Ивуар?

- Ну типа…

- Сколько лет вашему дедушке?

- 101

- Далматинец?

- Ну типа…

Развлекательно-коммуникативная направленность мемов, социально заостренный, фольклорный характер юмора уподобляют мемы жанру анекдота. Тексты мемов, как и тексты анекдотов, являются неким ресурсом знаний, которые служат источникам цитат как в устной, так и в письменной речи.

Как и анекдот, мем имеет афористичную природу. Мем – оригинальная, лаконичная мысль, многократно репродуцируемая. Можно предположить, что мем – новая форма анекдота: визуальная (в картинках) и вербальная (в лаконичной, идиоматической форме), анекдот без метатекста.

Минимализм формы и концептуальность содержания – главные признаки интернет-мема. Глобализация, стремительный темп жизни требуют динамичной, унифицированной формы подачи информации. Тенденция к минимализму и унификации в технократических реалиях быстро проникает в социальную и культурную сферы: малая форма стремительно вытесняет большую. В конце XIX века «возникло ощущение, что литературное вещество, помимо воли самих писателей, начало сжиматься, концентрироваться, на смену грандиозным романам пришли короткие рассказы». Великий классик А.П. Чехов, следуя веяниям эпохи, отказался от написания романов в пользу юмористических рассказов-миниатюр. В середине XX века укореняется минимализм в искусстве, возникает потребность в простоте форм, ценится способность наименьшим количеством слов передать максимум информации. Поэты «Лианозовской школы» (Я. Сатуновский, Г. Сапгир) являют миру образцы конкретной и наивной примитивистской поэзии:

Все пишут большие поэмы

Только мы с Севой.

Это концептуальное стихотворение звучит как афоризм, апеллирует к эмоциям, вызывает у читателей потребность к трансляции и популяризации, следовательно, становится мемом.

Данный образец примитивистской поэзии не только удовлетворяет социальные потребности в динамике и лаконичности изложения, но и реализует своеобразную эстетику недосказанности: чем меньше исходных данных, тем труднее постичь подлинный смысл высказывания.

Пользователь сканирует содержание мема, анализирует предполагаемый контекст и устанавливает соответствие между двумя составляющими. Таким образом мемы развивают логическое мышление и параллельно воздействуют на самооценку пользователя. Постижение семантики мема приравнивается к решению логической задачи, что позволяет человеку подтвердить свою осведомленность и самоутвердиться. Мем – ответ на социальную потребность в кратко изложенной концептуальной информации, быстрое утоление информационного голода. Однако существуют мемы с усложненной структурой, со скрытым за несколькими слоями иронии смыслом.

4. Мем как явление современной культуры

Ирония – тонкая насмешка, выраженная в скрытой форме. Этот художественный прием широко используется в эпоху реалистического мировосприятия в искусстве (классицизм, реализм, соцреализм). Например, в советском обществе транслируется анекдот: Ленин сказал любовнице, что пошел к жене, жене сказал, что пошел к любовнице, а сам на чердак: «[j]аботать, [j]аботать, [j]аботать!» Выявить иронию в подобных мемах нетрудно.

Нередко поверхностный посыл дополняется глубинной иронией, которую нельзя выделить спонтанно. Это постмодернистский прием постиронии – невозможности отличить серьезного посыла от насмешки. В последнем пятилетии в сети появился цикл «мемы с волками». Основой для цикла стали афоризмы «дворовой культуры». Псевдоглубокомысленная цитата употребляется так называемыми представителями интеллектуальной элиты в постироничном контексте. Например, пользователь публикует статус «Волк слабее тигра, зато не выступает в цирке», и интернет-социуму нужно проанализировать гипотетический смысловой посыл, особенности личности публикатора, контекст высказывания, чтобы понять, высмеивается таким образом «тигр (некая персона, живущая по чужим правилам)», или в целом «дворовая культура».

Мемы эволюционируют в условиях переходного периода: от постмодернизма, в основе которого цинизм и разрушение существующего культурного опыта, к метамодернизму, лавирующему между искренностью и насмешкой. Фотохудожник-исследователь Е. Молодцов утверждает: «… общество устало от деконструкции, иронии, релятивизма и нигилизма и возвращается к растерянной за последние десятилетия искренности и универсальным истинам» [9].

Определенный пласт сетевых мемов, особенно популярный в подростково-молодежной среде, содержит эмоционально-оценочный посыл, скрытый за высмеивающей формой. Например, цикл «мемов о клоунах», основанный на концепции «мир – цирк, все происходящее абсурдно», воплощает негодование и психологический дискомфорт в связи с локальными или социально значимыми событиями, однако основной посыл преломляется через призму юмора, насмешки. Колебание от насмешки к серьезности – яркий признак эпохи метамодернизма.

66942.970.jpg

Мем как идейная основа для вариативного воплощения существует в мировой культуре несколько тысячелетий, переходит из эпохи в эпоху в форме сюжетов, образов, мелодий, жестов, фраз – конкретного культурного кода. В условиях постиндустриальной стадии развития человеческой цивилизации мем модифицируется, сужается диапазон понимания этого термина.

Возникает отдельная категория культурных кодов – интернет-мемы, которые распространяются в первую очередь в виртуальном пространстве (в фото-, видео-, аудио- и текстовом формате), а затем передаются из сознания в сознание. Отвечая на социальный запрос, интернет-мемы лаконичны и динамичны в донесении информации, злободневны и остроумны, универсальны в применении. Мемы выполняют коммуникативную и эмоционально-оценочную функции. Мемы - единицы культурной информации, которые становятся в условиях постиндустриального общества атрибутом сферы развлечений, элементом смеховой культуры. Подавляющая часть интернет-мемов сочетает в себе поверхностную насмешку и глубинный смысл.

Список литературы:

1. Анпеткова-Шарова Г. Г. Античная литература: учебное пособие / Г. Г. Анпеткова-Шарова, Е.И. Чекалова / 2-ое изд., испр. и доп. – Л.: Издательство Ленинградского университета. 1989. − 272 с.

2. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского / М.М. Бахтин. − М.: Издательство «Азбука». 2017. – 416 с.

3. Бретт Томас. Руководство по мемам: путеводитель пользователя по вирусам сознания / Томас Бретт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://kevah.ru/health/memy_i_virusy_soznaniya.html (дата обращения: 15.01.2021).

4. Васильева В. В. История философии / В. В. Васильева, А. А. Кротова, Д.В. Бугая. − М.: Академический проект 2005. – 680 с.

5. Голубева А. Р. Мем как феномен культуры / А. Р. Голубева, Т.А. Семилет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mem-kak-fenomen-kultury (дата обращения: 15.01.2021).

6. Докинз Р. Эгоистичный ген / Р. Докинз [Электронный ресурс]. – URL: http://transyoga.ru/assets/files/books/okolo_psihologia/dokinz_egoGen.pdf (дата обращения: 15.01.2021).

7. Коростовцев, Михаил. Религия Древнего Египта / Михаил Александрович Коростовцев /СПб.: Журнал «Нева»; «Летний сад», 2000.− 464 с.

8. Курганов Е. Анекдот как жанр русской словесности / Е. Курганов. − М.: Arsis Books. 2015. – 264 с.

9. Молодцов Е. От иронии к искренности или от постмодернизма к метамодернизму / Евгений Молодцов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://emolodtsov.com/metamodern (дата обращения: 15.01.2021).

10. Савицкая Т. Е. Интернет-мемы как феномен массовой культуры / Т.Е. Савицкая [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://infoculture.rsl.ru/donArch/home/KVM_archive/articles/2013/03/2013-03_r_kvm-s3.pdf (дата обращения: 15.01.2021).

Луженкова К.В., Мириманов Д.А. Мем как культурный феномен информационного общества // Научный форум: Филология, искусствоведение и культурология: сб



Читайте также
10 ноября
13:55
Началась процедура включения Netflix в реестр Роскомнадзора
22 августа
14:05
Сколько зарабатывают блогеры в Instagram
29 июля
12:35
Интернет-гигантов штрафуют за нарушение закона о персональных данных. Ждет ли их блокировка?