«Школа – это по сути поле боя»: Разговор о буллинге с писательницей Светланой Моториной

Последние 11 лет Светлана Моторина посвятила детям. К сожалению, она на собственном опыте убедилась, что не весь взрослый мир настроен на тонкости детской души. В школе сын Светланы подвергся травле. Этот травматичный опыт со счастливым концом сподвиг её на написание книги.

26 мая
19:20

Действительно ли прекрасны школьные годы российского подростка? Каждый второй школьник в России сталкивается с травлей. О буллинге со стороны сверстников рассказали 52% опрошенных в возрасте от 10 до 18 лет (исследование агентства “Михайлов и Партнеры”. Школьники жалуются как на психологическую агрессию (32%), так и на физическую, проявляющуюся в толчках и побоях (26,6%).

Ужасающие статистические данные и травматичный личный опыт  смотивировали Светлану Моторину написать книгу «Травля: со взрослыми согласовано. 40 реальных историй школьной травли». Работа Светланы – не методичка, она не претендует на исследование. Это многоголосие жертв буллинга, буллеров, свидетелей. По выражению Антона Долина: “Обжигающее, жуткое, насущное чтение”.

ссылка на книгу

WhatsApp_Image_2021-05-20_at_07_14_25_1.jpg?extra=LYXJlJyOvFi6KGQZqJoLt0Dr7edqBadvVmJgMMCTn5Qwg0XrmtsQBP6u93MV4ymkAiSxS1L2YCCyJOisxV_42oaGAnxdmH-CaKdm0RIw53w-5xt0FMvPbNA1HexR98Bs0AIAtAtalUUi_7Kfoszt

Существует мнение, что буллинг закаляет человека и является обязательным этапом социализации. Что вы думаете об этом?

“Нет, и еще раз нет! Это ровно то, о чем я пишу в книге. Не должно быть даже мысли, что это обязательный этап социализации. Это травма и все! Фраза “все, что нас не убивает,  делает нас сильнее” давно развенчана психологами. Все, что нас не убивает, нас травмирует! Травму можно и необходимо лечить. Многие герои моей книги прошли курс терапии. Но даже после этого они говорят, что до сих пор (уже в 40-50 лет) последствия буллинга “догоняют” их. Бесследно это не проходит.

“Многие люди на пост-советском пространстве до сих пор живут в картине мира Спарты. Если ребенок слабый, травля закономерна. Его надо учить стоять за себя. Как только ты покажешь миру зубы, тебя зауважают. То есть опять же, менять надо жертву, ее надо лечить, не больной коллектив, запущенный профессионально непригодным учителем, а жертву”

Буллинг - это люди. Травля всегда запускается или допускается взрослыми  - учителями или родителями.  Недавно я увидела яркий пример отношения некоторых преподавателей к школьной травле.  Журналист Александр Мурашев, автор книги «Другая школа» и проекта «Нормальные люди», выложил большой пост о буллинге. Он рассказал  о своем детстве, травле со стороны одноклассников.  В комментариях женщина, представившаяся учителем, написала, что травля была есть и будет, это важный элемент социализации. Подобные высказывания людей, работающих с нашими детьми, - вот что страшно.”

“Значит, по их мнению,  социализация - научить ребенка жить по понятиям”

Что заставляет травить других?

“Когда люди совершают насилие, они действуют из собственной травмы. В моей книге есть истории о тех, кто был жертвой буллинга, но потом сам стал травить. Эти люди говорят, что действовали из собственной обиды и боли, потому что с ними так поступали. Своеобразная месть.

Другая причина - отношения в семье. Здесь есть две крайности: полное игнорирование своего чада, что приводит к желанию ребенка привлечь внимание агрессией, или чрезмерное нарушение личных границ.  Если в семье нарушаются границы человека, то ребенок может стать как абьюзером, так и жертвой. Какую позицию займет человек зависит от темперамента, характера и воспитания в том числе. Агрессор, наблюдая отсутствие личных границ в семье, ведет себя так же  и  в школе.  Жертва же молчит о буллинге и не противостоит ему, так как ориентиры сбиты - дома так относятся ко мне, значит, это норма. 

GisYIgl2L_o.jpg?size=1008x1194&quality=96&sign=c69d005b7e8f79c210263c0e6a2ad957&type=album

В условиях российской действительности важно отметить стремление мальчиков с самого детства продемонстрировать свой мачизм (идеология мужского верховенства), быть “мужиком”. Такие дети часто становятся агрессорами и травят непохожих на себя. С этим столкнулся мой сын. Будучи более нежным ребенком, он с трудом находил себе место среди спортивных агрессивных детей. Его называли «девочкой», постоянно шпыняли и смеялись над любым сказанным словом.

Буллингу способствует и природа человека. Особенно детям свойственна стайность - многие просто идут за группой”.

Кто обычно является жертвой травли?

“До написания книги я думала, что травят только “слабеньких”.  Это миф - травят разных детей!

“Я убедилась в том, что жертвой травли может стать любой”

Все, кто рассказывал мне свои истории, пытались как-то объяснить причину буллинга: я высокий, я низкий, толстый и т.д.  Но часто жертвы дополняли, что в классе был еще один маленький мальчик, но его не травили. Одна из героинь призналась: “Меня травили, дразня за лишний вес, хотя я была полненькая. А самым главным абьюзером был очень толстый мальчик”.

Здесь не надо искать логики. Травля происходит не потому что ребенок тонкий, худой, зеленый, красный. Она происходит только потому, что этому позволяют происходить. Потому что кто-то вовремя не говорит о том, что травить нельзя.”

Отличаются ли масштабы травли в среднестатистических школ и более специализированных?

“52% детей травили. Это ровно половина. Не думаю, что каждый второй ребенок ходит в какую-то элитную школу.  Значит, травля происходит как в обычных школах, так и в более специализированных. Разница только в том, что школа, занимающая высокие позиции в рейтингах, будет тщательнее скрывать подобные проблемы. Даже если педагогический состав видит травлю, преподаватели не признают буллинг.

“Травля - это болезнь коллектива, который не сделали командой

В рассказах о буллинге в среднестатистических школах, люди больше говорят о всеобщем безразличии. Травля происходит, потому что всем все равно.  Учителя и родители озабочены своими проблемами, дети предоставлены сами себе.  К тому же, как раз в таких школах чаще считают буллинг элементом социализации”.

Замечаете ли вы видоизменения буллинга с течением времени?

“Про характер буллинга я не вижу, что что-то изменилось. Возможно, увеличился масштаб, так как  добавился кибербуллинг.  Наличие интернета дает возможность травить еще и там. Но это НЕ значит, что социальные сети надо закрыть! Нет. Просто есть площадка, на которой кто-то позитивные вещи говорит, а кто-то травит. В моей книге есть история про девочку . Ее одноклассники создали группу ВКонтакте “Иванова - лысая **ка”. Распространенным случаем является удаление ребенка из общего чата - современный бойкот. Все это, конечно, ужасно.

NK8CKlATd5w.jpg?size=1116x1189&quality=96&sign=a8611340e56f3bc84897d66dca894b76&type=album

Еще добавились, так скажем, “внешние факторы”. Инфлюенсеры, музыканты, блогеры отличаются экстравагантным поведением и провокационными высказываниями о других. Некоторые дети могут воспринимать таких личностей как ролевую модель. Но это ложится на «удобренную» почву, установки закладываются в семье. Дети, которые умеют отличать черное от белого, просто не подвергнутся влиянию таких публичных личностей”.

Сейчас достаточно распространено явление Victimhood culture - акцентирование или преувеличение тяжести своей обиды. Считаете ли вы, что ребенок может просто преувеличить или даже выдумать историю о травматичном опыте травли?

“В определенной степени, я согласна, что  сейчас модно говорить о травмах и страданиях. Потому что лишь недавно психологи сказали, что оказывается нормально делиться чувствами и переживаниями, а не прятать их. Недавно слышала историю о девочке, оклеветавшей водителя автобуса. Она сказала, что мужчина “не выпускал её из салона и отвез на пустырь к трассе”, но камеры видеонаблюдения доказали невиновность водителя. (Источник)

Так что, ситуацию о травле в школе ребенок тоже может выдумать. НО! Все равно необходимо проводить “расследования”. Потому что, даже если ребенок все придумал, значит, внутри все равно есть какой-то надлом. Иначе зачем он хочет чувствовать себя жертвой. Любое девиантное поведение - последствия психологической травмы”.

К кому идти ребенку, который подвергся травле?

“К родителям!

Сейчас ситуация в российских школах такая, что не к кому пойти.  Единственной организацией, занимающейся борьбой с буллингом, является “Травли.нет”.  Первое, что написано на их сайте,  - травлю лечат взрослые: родитель, учитель, психолог. Очень редкий учитель видит проблему, признает и будет как-то решать ее. Тенденция - закрыть глаза. 

7v2eR_VYdes.jpg?size=1137x1184&quality=96&sign=8351f510d7a9fd3bc7f9a11f1a1cc4f6&type=album

Вопрос школьных психологов в России вообще сложный. Этой должности не уделяется достаточное внимание ни со стороны дирекции школы, ни со стороны государства. Часто психологи находятся между двух огней. С одной стороны, они видят страдания ребенка и хотят помочь, но “приказ свыше” о неразглашении нелицеприятных инцидентов связывает им руки.  Кроме этого, есть проблема недоверия детей школьным психологам. Одна из героинь моей книги рассказала психологу о своих переживаниях, а на следующий день уже все одноклассники знали о ее проблемах.  Такие примеры подрывают авторитет школьных психологов, хотя я уверена, что настоящие профессионалы среди них тоже есть.

Мне нравится итальянский антибуллинговый проект.  В 2017 году там был принят закон, что в школе обязательно должен быть человек, ответственный только за буллинг.  Не школьный психолог, а именно ответственный за буллинг. Сейчас они работают с еще существующей проблемой недоверия детей такому лицу. Но первый шаг уже сделан”.

Кто должен бороться: конкретная школа с конкретным случаем или власть на государственном уровне?

Думаю, это должно быть “сверху” - инициатива государства.

Есть мнение, что чем режим тоталитарнее, тем травли больше. Некоторые считают, что у нас не такой демократичный режим. В связи с этим, можно предположить, что ничего нельзя сделать. Я так думала, пока не увидела законопроект о кибербуллинге. Хотя кто знает, закон о кибербуллинге можно же  вывернуть и как проект о запретах в интернете.

Но все-таки мне кажется, и при нынешней власти что-то можно сделать. Просто пока приоритеты другие. Я вижу начало борьбы с буллингом как представление законопроекта, по которому устанавливается реальная ответственность за школьную травлю.  Но важно, чтобы это не было формализмом. Можно же просто написать “травля - это плохо” и ничего с этим не делать.

Важно проводить профилактику буллинга. Мне нравится опыт Финляндии. По их антибуллинговой программе первые годы в школе  основную часть учебных часов посвящают не чтению, письму и счету, а правилу “если видишь нарушение чужих границ - пресекаешь это и доводишь до внимания взрослого”. Для этого используются различные игровые техники, мультики и сказки. Результат программы - Финляндия занимает последние места в рейтингах по распространенности школьной травли.

Памятка: Что делать, если вы столкнулись с  буллингом

Если ребенок

  1. сообщи взрослым

Если родитель

  1. Заведомо поверить ребенку
  2. Проверить
  3. Если убедились - идти к учителю
  4. Если учитель адекватный, то вы вместе придумаете решение и все наладится.

Если учитель отрицает наличие проблемы и отказывается что-либо делать, необходимо перевести ребенка в другой класс или даже школу.

Всегда, когда наблюдаешь травлю, сообщи!


Читайте также
19 января
20:25
Never again: в России началась «Неделя памяти жертв Холокоста»
15 января
10:10
Тренды развития профессионального образования в XXI веке
13 января
13:55
«Тебе что, больше всех надо?» Банкир Греф, ученый Асмолов и космонавт Рязанский об искусстве адаптации ко всему