«Трудовой хлеб» в ШДИ: пища для ума и когнитивный диссонанс

«Трудовой хлеб» в ШДИ: пища для ума и когнитивный диссонанс

27 мая
11:20

Школа драматического искусства совместно с Чемпионатом творческих компетенций ArtMasters представила премьеру спектакля  «Трудовой хлеб» по одноимённой пьесе А. Н. Островского. О том, как герои  «сцен из жизни захолустья» перемещаются в фантомный мегаполис, сохраняя при этом русское  «нутро», в нашем материале.

Режиссёр спектакля Егор Равинский говорит о том, что для него в пьесе Островского важен город, который ассоциируется с Вавилонской башней ー  «вихрь людей, вихрь идей, вихрь эмоций…» Это не мегаполис в привычном современному зрителю прочтении. У нас нет небоскрёбов,  «человейников» и пробок. Действие разворачивается в привычных героям Островского реалиях: в мещанском быте, возле традиционно русских берёз. 

Мощнейший пласт мировой классики, который косвенно перекликается с новой постановкой ШДИ, обнажает вневременные проблемы жизни. Тихо посмеивается Лесков, со своим  «Левшой», которого, как и главного героя  «Трудового хлеба», Иоасафа Наумыча, точит  «зелёный змий». А в  «дворянском гнезде» ー исконно тургеневском топосе ー кипят страсти посильнее, чем у Шекспира и Лопе де Вега. 

Быт всех героев, независимо от их положения в обществе ー плоский, в прямом и переносном смысле слова. Это задумка победителей ArtMasters. И от такого хода спектакль ничуть не проигрывает. Наоборот, «картонность», обманчивость красивой обложки и  «плоскость» в объёмном пространстве ー душах обеспеченных героев ー  ощущаются острее. А для  «бедных людей» вещизм второстепенен, поэтому для них изысканные интерьеры роли не играют. 

Постарались мастера и над костюмами ー выдержали  «дух времени» и не забыли об особенностях сословной принадлежности героев. Но все костюмы и декорации ー чёрно-белые. Так художник по костюмам Екатерина Груздева постаралась передать эстетику старого семейного альбома со старинными фотографиями, которые буквально  «дышат» историей. А отсутствие различий в цвете костюмов отсылает к фразе Марка Твена:  «Все мы сделаны из одного теста, причём довольно низкого качества».

1653628787_20220518215452jpg.jpg

Как и выясняется в ходе пьесы, исходные данные действительно у всех одни: низкий достаток и желание разбогатеть. Проблемы тоже схожи: они сводятся к недостатку денег, одиночеству и алкоголизму. Взять тех же товарищей по гимназии ー Иоасафа Наумыча (Дмитрий Репин) и Матвея Петровича (Игорь Лесов). Оба по сути холостяки: один ー физически, второй ー морально. Поликсена Григорьевна (Ольга Бондарева), жена Матвея Петровича открыто заигрывает с Жоржем (Андрей Миронов-Удалов), молодым франтом, насмехаясь над живым и здоровым мужем. Учитель и статский советник горюют по одному поводу: из-за денег. Только Корпелова мучает их нехватка, а Потрохова ー избыток. И оба они топят горе в алкоголе.

1653628820_20220518201612jpg.jpg

Неимущий хочет денег, а состоятельный ー больше денег. Работает ли это правило с любовью ー любящий хочет быть любимым, а любимый хочет больше любящих его людей? Смело можно ответить  «да», смотря на Жоржа. Он ー искусный манипулятор и дамский угодник, не знающий  «трудового хлеба», но уже знакомый со вкусом роскоши. Светский ловелас постоянно притворяется искренне любящим, чтобы заполучить ещё одно женское сердце в копилку и поиметь с чувств материальную выгоду, но не удовлетворяется и этим. В современном мире его шутя можно назвать «аферистом из Тиндера» времён Островского.

1653628845_20220518195633jpg.jpg

В  «картонном» мире пьесы обманчиво всё. Бывшие друзья проникаются ненавистью к друг другу из-за разного материального положения, исключая при этом чинопочитание (хотя здесь без него тоже не обойтись). Любовь здесь напоминает социальный лифт или невзаимовыгодную игру. А сочувствие в  «Трудовом хлебе» косвенно подкрепляется  «бенефитом». Так действует Чепурин (Данил Никитин), который этого хлеба уже вкусил и сделал себя сам.

 «Снисходительная жалость» ー так можно описать чувства, которые возникают при просмотре постановки. Рациональный мир современности вступает в когнитивный диссонанс с душевным русским захолустьем Островского.  «Жизньーто никому нелегка, горя-то про всякого довольно,» ー вздыхает Чепурин в одной из сцен. И у всякого своё горе, в котором герои нередко виноваты сами.

Иоасаф Наумыч, который постоянно плачется на нехватку денег, не прикладывает никаких усилий, чтобы их заработать. Во времена повсеместного селфмейда этот герой  «Трудового хлеба» кажется немного абсурдным, но на деле он ー настолько родной и привычный в современном мире. Стоит только подумать о проценте  «ноющего» контента в социальных сетях ー так уже всплывают в голове имена знакомых бездействующих  «нытиков».

Инфантильная Наташа (Анна Кузминская) желает выгодно выйти замуж и мечтает о красивой жизни. Немудрено, ведь замужество в те времена ー главный социальный лифт для девушки. Но в итоге мечтательница попадает в ловушку собственных желаний, потеряв собственные деньги. Однако героиня богатеет душевно ー нет худа без добра.

Что ценнее ー честный  «трудовой хлеб» или  «лёгкие деньги»? Этот вопрос по-прежнему звучит провокационно. Особенно это актуально, когда в медиа постоянно пишут о коррупции, а девушки вместо университетов (в шутку или серьёзно) задумываются об работе в вебкам-индустрии. Главный провокатор пьесы, Жорж или Егор Николаевич, разжигает эту дилемму до абсурда. Человек, у которого в распоряжении несколько колясок и пар лошадей, рассуждает о том, что всегда хочется позволить себе больше, поэтому и денег нужно больше. Это он подкрепляет апелляцией к совершенству ー предела на свете нет, но каждый к нему стремится. Только здесь он проводит главную границу между бедными и богатыми: первые могут быть счастливыми без денег, а вторые ー нет. Богатые хмелеют от обладания состоянием и входят в азарт, тем самым становясь зависимыми. Невольно вспоминаешь цитату русского сатирика Михаила Генина, которая иронизирует над знаменитым  «Не в деньгах счастье» из другой пьесы Островского:  «Не в деньгах счастье, а в их количестве».

После дерзкой мысли Жоржа нежное изречение Наташи  «Можно быть счастливым на небольшие трудовые деньги» кажется очень злой иронией, почти сатирой. Особенно если учесть, что девушка рассчитывала на богатого жениха. 

 «Счастье рядом» и  «счастье в мелочах» ー настолько просто и абсурдно даже во времена Островского можно сформулировать главную мысль спектакля. Но парадокс в том, что этот абсурд ー часть человеческой жизни, в особенности ー современной. Мы бесконечно вспоминаем того же Островского с его  «не в деньгах счастье», осуждаем других за любовь к деньгам ー но сами же без них не можем и часто завидуем тем, у кого больше средств. На сцене  «пыль старины» Островского философски оборачивается в современные проблемы и эмоции. С  «Трудовым хлебом» в исполнении Школы драматического искусства однозначно стоит познакомиться ー в том числе ради мощного когнитивного диссонанса и размышлений на  «вечные темы».

Автор фото: Ксения Плакунова

Редактор: Елизавета Желудева


Читайте также
04 августа
11:05
Использование маткапитала расширили на частное образование
30 ноября
12:25
Скворцова: Назальная вакцина «МИР-19» будет эффективна против омикрон-штамма
15 мая
20:15
«Скажи ей»: Ударные дозы стресса для неокрепшей нервной системы