Какими были женщины в мифах

29 июня
21:15

Глубоко патриархальное общество древности находило не самые последние роли для женщин в произведениях искусства того времени. Как известно, в мифах отражается реальность, которой жили древние германцы. Отсюда можно уследить очень уважительно отношение мужчин к женщинам того времени. Рассмотрим несколько примеров, которые это доказывают.

К вопросу об участии женщин в военном деле: были свои девы воительницы.

«Помнит войну она первую в мире: Гулльвейг погибла, пронзенная копьями, жгло ее пламя в чертоге Одина, трижды сожгли ее, трижды рожденную, и все же она доселе живет». (Прорицание Велвы, Старшая Эдда, 21)

Одна из самых распространённых ролей женщин в древней мифологии — колдунья. Не стоит принимать эту роль близко к сердцу, ведь колдуний в те времени не только боялись, но и очень сильно уважали.

«Хейд ее называли, в домах встречая, — вещей колдуньей, — творила волшбу жезлом колдовским; умы покорялись ее чародейству злым женам на радость».(Прорицание Велвы, Старшая Эдда, 22)

Проводниками в Вальгаллу — обитель душ храбрых воинов — также были женщины Валькирии, девы Одина.

«Валькирий видала из дальних земель, готовых спешить к племени готов;[33] Скульд со щитом, Скёгуль другая, Гунн, Хильд и Гёндуль и Гейрскёгуль. Вот перечислены девы Одина, любо скакать им повсюду, валькириям».(Прорицание Велвы, Старшая Эдда 30)

В мифологическом мироустройстве скандинавов присутствует место, где всем управляет Фрейя — богиня любви и войны. Фрейя делила работу со своим мужем Одином, а ведь в мифах прописаны идеалы древних скандинавов, а значит в идеальной семье, коей являются Фрейя и Один, должно царить согласие, а жена пользоваться равными правами.

«Фолькванг — девятый, там Фрейя решает, где сядут герои; поровну воинов, в битвах погибших, с Одином делит». (Старшая Эдда. Отрывок из Речи Гримнира)

В мифологии женщина часто была положительным главным персонажем. Как например, в Гренландской речи об Атли, где сам Атли показан ужасным и жестоким деспотом, губившим покоренные народы, а Гурдун, его жена, больше похожа на торжество справедливости в лице женщины, терпевшей мучения и унижения. Гудрун говорила:

«Пойти я готова, чтоб Атли поведать, — узнаешь всю правду у дочери Гримхильд; тебя не порадую новостью, Атли; ты зло пробудил, погубив моих братьев!» (Старшая Эдда. Гренландские речи об Атли 80)

Сна я не знала, с тех пор как погибли, жаждала мщенья: весть о нем слушай! Вот утро, — ты молвил, — мне памятно это! Что ж, вечер теперь, ты иное узнаешь!"(Старшая Эдда. Гренландские речи об Атли 81)

Конечно, это еще не всё, что можно найти в рассмотренных нами скандинавских источниках, да и самих источников, в отличии от Руси (период до прихода христианства), великое множество. Но уже и этого может оказаться достаточно, чтобы сделать вывод о том, что в грубом, сильном, грозном, воинственном теле язычника древности, билось вовсе не каменное сердце.


Комментарии
авторизуйтесь
чтобы можно было оставлять комментарии.
Читайте также
08 июля
17:25
План – творить!
07 июля
16:50
«Ну, погоди!» 2020: Нужно ли возрождать советские мультики?
07 июля
15:55
«АЯ»!