На него равнялись: Легендарный комментатор Юрий Розанов в воспоминаниях коллег и друзей

04 марта
09:20

Футбольный и спортивный мир запомнит 3 марта 2021 года навсегда - не стало талантливого человека, журналиста, любящего своё дело - Юрия Розанова. Он не до жил до 60 лет всего три месяца.

orig

Юрий Альбертович Розанов для многих был любимым комментатором и примером в спортивной журналистике, на него равнялись. Его голос, искренние эмоции, философские размышления влюбляли в футбол ещё сильнее.

Rozanov.jpeg?fit=2034%2C1320&ssl=1

Реакция футбольных экспертов и журналистов на уход из жизни Юрия Розанова:

Михаил Моссаковский:

«У Дяденьки мы все учились профессии. Это человек, мудрость которого с нами навсегда останется в его любимых фразах. Это ведь не только про футбол, но и про жизнь. Помню, когда Дядя уже болел, мы играли в футбол. Рома Нагучев сделал форму для команды «Матч ТВ» с надписью NeverGiveUp (с отсылкой к «Ливерпулю») и цитатами Дяденьки.

Одна из моих любимых его фраз: «Если ты с девушкой потанцевал 5 раз, а я 2, то совсем не факт, что она уйдет с тобой». В этой емкой мудрости был весь Дяденька. Мы будем по нему скучать. Это наш друг и наш учитель».

orig

Василий Уткин:

«Надо идти, делать дела, среди прочего снимать выпуск, обсуждать проблемы, придумать пару-тройку шуток.

Надо написать о тебе, мой друг, которого я больше не увижу, но сейчас у меня нет никаких слов. Когда закончится этот долгий день, я приду домой и посмотрю тот наш матч третьего года, ответный «МЮ» - «Реал». Досмотрю до конца, до последней минутки.

Больше не увижу; зато услышу.

Кстати, ради этого ведь все когда-то и затевалось. И прошло не без успеха.

Прощай».

vasya.jpg

Владимир Стогниенко:

«Большой и добрый. Во многом пример для меня. Юра, всегда буду радоваться, что довелось пару матчей вместе отработать». 

DfwwRRZX4AAcMUm.jpg:large

Дмитрий Губерниев:

«Юрий Розанов умер. Чудовищная новость, и невозможно в это поверить. Совершенно невероятный, лучший среди нас в профессии. Лучший среди нас. Невозможно поверить в это «был», потому что его репортажи на века. Действительно, продолжатель славных советских традиций и создатель своего неповторимого стиля — это Юрий Розанов.

Мне посчастливилось с ним вместе работать, мы с ним и в прямом эфире работали неоднократно. Он тяжело болел, и все мы искренне надеялись, что он выкарабкается. Светлая память по-настоящему замечательному спортивному комментатору Юрию Розанову. Он был и есть лучший среди нас. Он лучший. Поверить невозможно в это чудовищное слово «был». 

ul-2ws.jpg

Комментатор Денис Казанский почтил память умершего коллеги Юрия Розанова, процитировав поэта Игоря Губермана:

«Сегодня исчез во мраке еще один, с кем не скучно; в отличие от собаки я выл по нему беззвучно...»

kazansciy-1cs.jpg

Павел Занозин:

«Юрий Розанов – самый умный человек, с которым мне доводилось общаться. Он думал на скорости, за которой было невозможно угнаться. Он знал все. Он был выдающейся величиной. А еще у него был невероятный голос. Кажется, он мог бы просто зачитывать таблицу умножения во время матча, и это все равно бы слушалось на одном дыхании.

Честное слово, иногда я приходил на работу, чтобы просто побыть с ним в одной комнате. От него шла могучая добрая энергия. Хотя и приложить он мог по полной. Но всегда по делу. Если бы не Юра, я бы сейчас не комментировал. В 2009 году, после полутора лет запрета на комментаторскую работу, он настоял на том, чтобы я снова вел репортажи. И мы сели с ним комментировать «Бернли» - «МЮ». Запомню на всю жизнь. Дядь, спасибо. Ты лучший».

DgmRaPPX4AElvfk.jpg

Игорь Рабинер:

«Я нередко восхищался им, будучи взрослым уже человеком, спортивным журналистом. Не представляю, с какой степенью восторга воспринимали его репортажи те, кто на нём рос. У меня никогда не укладывалось в голове, как можно так глубоко, до самых корней анализировать игру и укладывать этот анализ в настолько сочные и точные формулировки прямо по её ходу.

Для понимания её сути, мне кажется, ему требовалось меньше времени, чем кому-либо. А интеллект и богатейший словарный запас позволяли мигом преобразовать мысли в слова. И ты ловил себя на ощущении: "А ведь и правда!" И ему не нужна была для этого никакая продвинутая статистика, которой и близко не было, когда он расцвёл в профессии. Он не подменял живое ощущение игры тонной убедительных, но не наполненных жизнью цифр. И разве кто-то из тех, в чьём распоряжении они есть и кто умеет с ними мастерски обращаться, его превзошёл? Нет, потому что он обладал даром видеть, чувствовать и уметь донести главное.

О том, каким Розанов был человеком, намного лучше расскажут те, кто общался с ним ближе и регулярнее. У коллег-комментаторов найдутся об этом сотни историй, и заходить на их поляну нет никакого смысла. Но никто, думаю, не будет спорить с тем, что в момент, когда каждый из нас и из вас узнал о его раке, степень ужаса была такой, словно это произошло с членом нашей семьи. Вот таким Розанов был человеком, потому что скрыть себя настоящего в репортажах невозможно.

И как же мы все были счастливы, когда он вернулся в эфир — кажется, в ноябре 2019-го. Сил у него хватало только на то, чтобы работать в паре — но главное, что он мог! И мы снова слышали его голос.А потом его в эфире опять не стало. И возникли дурные мысли, которые хотелось гнать прочь. И думать, что все ещё вернётся...

Я смотрю матчи — и часто понимаю, как мне его не хватает.

Комментатор нужен тебе для того, чтобы сверять с ним свои ощущения от игры. И Юре — не буду фамильярно называть его ни Альбертычем, ни Дяденькой, потому что для меня он был просто Юрой — удавалось как-то так ненавязчиво и не категорично построить заочный диалог со зрителем, что вроде бы и точка зрения его была чёткой и понятной. А ты понимал, что и за тобой он оставляет право на свой, иной взгляд.

Он ни над кем никогда не издевался, не злословил, никого не приговаривал, не делал акцент на ошибках. От него в репортажах не шло негатива и неуважения. Его хотелось слушать, с ним хотелось думать. И никогда не хотелось выключать, кто бы ни играл — его любимый ЦСКА (многие из вас ведь даже не знают об этом, правда?), "Спартак" или кто угодно ещё. Такой была его внутренняя культура.

Когда-то Жванецкий сказал: "Мыслить так трудно, поэтому большинство людей судит". Розанов — мыслил. И своим примером не учил, но побуждал мыслить и нас. Сейчас, к сожалению, другое время. Время судей. Интонация у Розанова была уникальной и неповторимой. Его запоминали с первого раза все. Сейчас многие похожи друг на друга — об ином с сотого раза будешь переспрашивать: "А кто это?" Розанов был — один.

Как же хочется вымарать из последнего предложения слово "был". И надо вымарать, потому что он и есть один. Он останется с нами, пока мы будем его помнить и пока в наших ушах будет звучать его голос.

Как все это жутко и несправедливо. Всего 59…

Светлая память, Юра».

C--xn3dWsAEwdP2.jpg

Владимир Гомельский:

«Я с большим уважением и симпатией относился к Юре. Он был веселый, общительный и предельно доброжелательный человек. С ним всегда было легко общаться, и темы мы иногда обсуждали очень далекие от спорта. Познакомились на «НТВ+». А выделить какой-то Юрин репортаж (футбольный или хоккейный) я не могу. Мне всегда нравилась его работа, его русский язык, его интеллигентность и его преданность делу. Пусть земля будет пухом».

gomelskiy-1.jpg?resize=960%2C640&ssl=1

Роман Нагучев:

«Юра был другом. Про него нельзя говорить, что он коллега. Про него так никто не скажет. Он был человеком, который очень специфически давал путь в профессию. Кто-то может сказать напутственное слово, а Юрий Альбертович владел другим подходом. Твой репортаж мог быть не самым удачным, но он мог достать из него то, что ему казалось важным, и от чего можно было оттолкнуться. При этом он всегда мог тебя подбодрить или дать волшебного пинка.

У меня был матч 11 лет назад «Боруссии» Дортмунд в Сан-Пауло. В перерыве я зашел в комнату, где сидел Розанов. Он сказал: «Я послушал твой первый тайм. Было очень интересно. Ты большой молодец. Но что ты говорил в самом начале? Я вообще ничего не понял. Ты говорил какую-то ерунду». А я в тот момент даже не помнил, что я сказал в начале. Юрий Альбертович посоветовал мне тогда, чтобы я писал себе начало. Мне показалось это странным, ведь Розанов такой опытный комментатор. И разве он не должен был дать другого совета: готовиться дольше? Он потом объяснил, что зрителю не важно, где ты берешь стартовое слово. Они никогда не увидят, что комментатор его прочитал. Главное — это нужно было мне, чтобы я успокоил свое дыхание и волнение.

Тогда на важные матчи я писал себе начало. Это был его совет. Однажды Юра заметил, что я так сделал и сказал: «Ромыч, красавец». Для меня это очень грустный день. Тем более в последние дни, когда мы ходили его навещать. Я был перед Новым годом в гостях у него. Мне показалось, что Розанов возвращается. Он был бодрым, постоянно шутил. Но, к сожалению, все вот так.»

8307984a1db8b4d1f538fa864581f52a.jpg

Дмитрий Фёдоров:

«Для меня он, прежде всего, очень хороший друг. Мы с ним впервые поехали в Финляндию на МЧМ сезона-1997/1998. Мы уже были друзьями, но прямо задружились именно там. Очень много общались, он был великолепным рассказчиком. С ним находились не только спортивные темы, но и сугубо житейские. Он очень много читал и много знал песен, талантливый человек абсолютно во всем. Если посмотреть его репортажи и послушать, там всегда обязательно был романтический образ отношений мужчины и женщины, обязательно. Он невероятно любил свою супругу. Его общение с ней — общение людей, которые полюбили друг друга с первого взгляда и еще переживают конфетно-букетный период. Он сохранил все это на протяжении жизни. Он был невероятным в любви, каждая женщина мечтает, чтобы к ней так относились. Это что-то особенное. Он даже говорил с придыханием по телефону, когда общался с супругой. Он мог кричать, шуметь, потом ему звонила Жанна, у него переключался тембр голоса, тумблер какой-то внутри».

d908005bb3af9677733648512c2195395d4d2c00369bf319958026.jpg

Виктор Гусев:

«Самым ярким воспоминанием вряд ли кто-то кроме меня поделится из его коллег. Это был 1996 год, все готовились к чемпионату Европы в Англии. На первом канале был конкурс для любителей футбола: нужно было отвечать на вопросы по истории футбола и комментировать выбранный наугад кусочек матча, пять минут. Я вёл этот конкурс. Юра поразил тогда всех, он пришёл как обычный болельщик. Он поразил всех знаниями в истории футбола, но самое главное, тем, как он откомментировал тот кусок матча. На самом деле, он оказался ему знакомым, он вспомнил эту игру, «Спартак» встречался с кем-то в Лиге чемпионов. Но то, как он сделал эти пять минут, вот вам потенциально готовый человек для микрофона.Он выиграл этот конкурс и некоторое время спустя мне позвонил и сказал: «Виктор, вы знаете, сейчас проходит конкурс молодых комментаторов на НТВ. Хотелось бы туда попасть, но я не прохожу туда по возрасту, я немного старше». Я позвонил Василию Уткину и сказал, что есть такой человек и есть перспектива,.Вася согласился. Юра выиграл и тот конкурс, и стал комментатором НТВ. Поэтому, когда я его вспоминаю, он мне запомнился человеком в начале своей карьеры, которая ещё даже толком не началась. Как он сидел в этой комментаторской будке и комментировал тот матч «Спартака». А потом уже были десятки и сотни репортажей, которые помнят все.

Последний раз вживую я его видел год назад или два, на церемонии вручения премии «Джентльмен года». Он получал журналистскую премию, он пришёл туда с женой, я с ней впервые познакомился. А потом видел его только на экране, когда он получал премию от ассоциации спортивных комментаторов. Мы всегда пытались всячески ему помочь, наивно думая, что деньги могут помочь в борьбе со страшной болезнью. Мы отдали ему гонорар от нашей общей книги комментаторской, вручали ему премии. Что я запомнил, за полученную премию он отвечал с экрана, и он очень долго говорил. Мы специально оставили этот большой кусок, потому что он не только благодарил, но и рассказывал о себе, о комментаторской работе, говорил слова молодым комментаторам. Было такое впечатление, но не то, что он прощается, но было чёткое ощущение, что ему не хватает микрофона, не хватает возможности говорить. Что ему так этого не хватает, и он остался без всего этого.

Потом, когда я услышал, что он вернулся к комментированию в паре с кем-то, конечно, не так как раньше, — я надеялся на то, что он сможет вырулить. Была даже метафизическая мысль, что наша живая профессия в этом поможет, но, как видите, чудес не бывает.

Три качества касаемо его работы, которые всегда будут у меня ассоциироваться с ним: компетентность, оптимистичное отношение к жизни, что чувствовалось в комментарии, и командность».

scale_1200

Александр Шмурнов:

«Я плачу! Это человек, с которым больше 20 лет прошло вместе. Человек, который с душевной точки зрения во многом меня формировал, а я, может быть, его, мы все вместе — друг друга. Это часть моей души!».

scale_1200

Дмитрий Жичкин:

«Большой, очень большой Человек. Любимый комментатор. Голос Лиги чемпионов и МЧМ по хоккею. Человек, у которого учились все мы. Старались учиться... Дяденька, спасибо за всё и прости, что даже спустя годы я продолжал тебя стесняться!.. Покойся с миром, добрый друг...».

277538_Duv.jpg

Мария Командная:

«Когда умер Владимир Никитич Маслаченко, я приехала в «Останкино», и Юрий Альбертович, увидев мои слезы, сказал: «Пообещай, что, когда умру я, ты не будешь так сильно плакать». Увы, я не могу сдержать это обещание».

CpqcpHVWYAAPVeG.jpg:large

Дмитрий Шнякин:

«А знаете… Вот заезжали мы к Дяде в больницу или домой, но даже в тяжелейшие дни — после жёсткой химиотерапии, лежа, с трудом говоря — он стебал нас, как щеглов последних. «Галкин, ты все равно не будешь зарабатывать как нормальный Галкин». «Журавель женился? Жалко женщину». До слёз!

Это — мощь. Ребята, вы даже не представляете, какой могучий мужик он был! Картинка, эфиры, комментарии — да, это мастерство. Эверестная планка, сумасшедшая реакция, сочные образы, свой взгляд на игру и важное для современного комментатора — узнаваемый стиль. Но реальная величина Дяденьки познавалась во внеэфирных разговорах. Мы все этих разговоров и жаждали, и немного опасались, потому что по шапке получить могли.Наследие уникальное. Да о чем говорить, если даже своей легендарной ворчливостью Розанов определил правила комнаты «8-16». Открываешь окно? О других подумай. Не ори «нууу», пока не забили! Распаролься на компе — он общий! А что касается комментаторов, то вложился он в каждого, с кем работал.Для меня он главный учитель в профессии. Он один из тех, кто защищал меня на конкурсе комментаторов. Один из первых, кто звал на парный репортаж. Подавляющее большинство советов по комментарию — его слов дело. Потому что Дядя умел делиться.

И знаете… Я до сих пор каждый раз чувствую во время эфира, будто он меня слушает. И жду смску, где он обязательно меня похвалит за то, что разбираю футбол, но прибьёт за то, что много слов. Похоже, всегда буду чувствовать и оглядываться на телефон.

Дядь Юр, спасибо тебе за всё!».

640e47fc31fc9666021b3465807d8c37.jpg

Тимур Журавель:

«Первое, что испытал, когда услышал эту новость - опустошение. В нашей жизни это был больше, чем комментатор. Человек-глыба. Именно поэтому он добился такого успеха в этой профессии. Он не работал комментатором, когда садился к микрофону, он был человеком и реализовывал свой личностный масштаб. Юрий Альбертович не просто гонял мяч или перечислял статистику, он проживал матч. Именно это и делало его настолько крутым».

55e12fac4362c64347bb401b10c432df597219c6a1b26377899815.jpg

Константин Генич:

«Юрий Альбертович не только мудрый человек, гениальный комментатор, но и ещё настоящий наставник по жизни. Я горд и счастлив, что был с ним знаком».

i?r=AzEPZsRbOZEKgBhR0XGMT1RkZsz74eog02oRklIT9QKcZaaKTM5SRkZCeTgDn6uOyic

Артём Дзюба:

«Юрий Альбертович — это комментатор, на котором мы все выросли. Вместе с ним ушла эпоха. Бывало, что смотришь тот или иной матч только из-за того, что его комментирует Юрий Альбертович Розанов. Думаю, он для многих был наставником. Детство действительно прошло под его комментарии, всплески эмоций, озорной голос.

Я был заочно знаком с Юрием Альбертовичем, мы в основном общались через Семёна Зигаева, всегда друг другу передавали приветы, тепло друг к другу относились, и для меня это было очень дорого, так как все — я в том числе — очень его уважали. К сожалению, вживую в конце нам не удалось увидеться и пообщаться. Я, наверное, даже стеснялся. В любом случае, этот человек заслуживает только добрых и лестных слов. Он настоящий боец. Я знаю, как он героически боролся с этой болезнью. К сожалению, так все произошло. Царствие ему небесное.

Юрий Альбертович, мы вас не забудем. Вы действительно величина и многое дали спорту в целом. Многие комментаторы, я думаю, появились благодаря вам. Тяжелый день».

screenshot_9_20.png

Роман Трушечкин очень глубоко отозвался о своём «Дяденьке»:

«Умер единственный в моей жизни, кроме старших родных, человек, которому я при такой разнице в возрасте говорил «ты». Умер глубоко, твердо и светло верующий человек, так что — редактирую сам себя — не умер, ведь у Бога все живы, а преставился ко Господу. И не смущайтесь высоким стилем в такую минуту: ради таких минут, таких вот каждому из нас назначенных встреч с вечностью, этот стиль и придуман.Поздно звонить, хотя его статус сейчас — «в сети». Поздно приехать навестить, и от того — стыдно, потому что я был у него в больнице слишком давно, в одно из уже позапрошлых его туда попаданий… Болезнь тяжелая, текла долго и по-разному: то пороги, то вширь. И вот унесла его эта река.Мы были знакомы почти 25 лет. Пришли в профессию одним комментаторским конкурсом — самым первым, когда создавалась спортивная редакция еще «НТВ-Плюс», и готовился к запуску отдельный, первый в стране обособленный спортивный спутниковый канал. Но в отличие от студента Трушечкина, которому еще годы предстояло натаскиваться в репортерской работе, комментатор Розанов пришел тогда, осенью 96-го, куда ему следовало прийти всю жизнь. Профессия тогда смотрела на него заплаканными глазами Веры Алентовой: «Как долго я тебя искала…»

Где он искал, где находил, и где терял себя к тем 34-м годам? Значит, так и нужно было ему поблуждать. Копил себя. Читал, переругивался, где-то бывал, пробовал к жизни подступаться, охватывал ее широко, а ведь у него, крупного, сильного, грузного только в последние годы жизни, а тогда — просто большого, быстрого, ловкого рыжего мужика — охват был ого-го.И вот пришел, куда следовало ему прийти. Сходу в профессию встал, как влитой. А ведь ряд, в котором он оказался на тот момент, это: Евгений Майоров, Владимир Маслаченко, Анна Дмитриева. В такой команде еще поди найди, пойди застолби свое место.

Рядом с исполинами, чемпионами своих дисциплин, он был — чемпион всего, но понемножку. Разрядник в молодости по всем основным игровым видам спорта. Выездной футбольный фанат 80-х. Азартнейший шахматист. Главное, что он, понимая, интересуясь всеми без исключения видами спорта, был чемпион-многоборец в работе своей. Вот ее он, встретив только к середине своей жизни, знал крепко, как родную.Он стал комментатором в такой жизненный срок свой, когда ему уже было не нужно никого копировать и ни у кого учиться. Пришел и работал готовым и самобытным человеком. С мозгами, скоростью превосходившими любой фотофиниш. С глазом, подмечавшим детали чище всякого ВАРа. С защищенным от любых пиратских копий, уникальным языком. Сколько он пустил в наш общий эфир, наш общий воздух словечек! Все эти «с белых яблонь дым» (к месту и метко вспомнив из Есенина), «надо бить и забивать» (это — из библии звуков всех, играющих в компьютерный футбол), «вагон и маленькая тележка»…Иметь свою интонацию, говорить своим голосом, — верх умения в нашей работе. Самый верх. (А «верхи» букмекерские он очень любил, особенно — по угловым, но это просто к слову). Поэтому, как и до него ушедший Владимир Никитич Маслаченко, он если и мог для обучающихся быть ориентиром, то именно в этом — в непохожести ни на кого. Прилежно учась у Розанова, можно научиться только быть собой. А уж там — кому сколько отмерено таланта.

Просматриваю наш с ним чат. Фотки, сделанные на комментаторской позиции на «Фиште»: мы с ним работаем в Сочи последнюю игру наших на ЧМ-2018 с хорватами. Кручу ленту выше выше — диалог про спрей от комаров, который ему посоветовали взять в Волгоград: там в разгар турнира засилье какой-то невиданной мошкары. А ниже… Вот в мае 2019-го он спрашивает: «Не хочешь 12-го на «Ливер» меня пригласить?» Ему становилось легче, и он рвался на работу. Хотел сесть в пару на английский репортаж. «Приглашаю, Дядь!» — «Спасибо, буду!)». Но вот 12-го: «Георгич, прости, не приеду сегодня. Темп поднялась. Сорри». То же — в августе 2020-го, новая попытка. И снова же он, здраво и по высшему стандарту профессии себя послушавший, тренируясь работать дома у телевизора, пишет: «Ром, прости, пож. Не приеду. Щас потренировался и чую: растренирован вдрызг. А матч пафосный. Буду потихоньку форму набирать. Стараться, во всяком разе».

Мы же с ним работали не только в телевизионной, но и в газетной спортивной редакции. Та запущенная в 2001-м ежедневная «Газета» уже и не существует даже в виде интернет-портала. И вот наша комната в редакции, у лестницы. В ней никогда, кажется, не запиралась дверь, в ней всегда работал телевизор и показывали какой-то спорт. Дядя сидит за компьютером и одним пальцем настукивает свой текст. Табачный дым коромыслом. Клавиатура потрескивает: Юрий Альбертович очень любит многоточие. Такой вот авторский знак. Почти за каждым предложением у него — не точка, а вот эти три удара. Раз, два, три. 03.03…»

orig.jpg?w=-&h=-&hash=6WcpWQkEtOEnlJGagqeqpw

Георгий Черданцев, отметил, что Юрий Розанов был одним из последних комментаторов, которые продлили советские традиции спортивного репортажа, потому что он был абсолютно номером один по универсализму и подчеркнул, что даже рядом поставить некого:

«Одинаково успешно, интересно и ярко работал не только на футболе и хоккее, но и на матчах других видов спорта: начиная от велосипеда, заканчивая фехтованием. Огромная потеря для профессии, для телевидения, для журналистики. Тем более, что Юра был для более молодых коллег настоящим наставником. Один из немногих комментаторов, который не стеснялся делать замечания, у нас не принято друг друга ругать, но он на правах старшего по возрасту мог и комплимент сказать, и замечание сделать, а это очень ценно в нашем коллективе. Недаром у него в коллективе было прозвище «Дяденька», потому что он всегда был старше всех, поэтому к «Дяденьке» всегда прислушивались. У нас редко и мало кто осмеливается сделать другим замечание или похвалить, а вот он умел сделать и то, и другое. Розанов писал мне, даже будучи уже в состоянии болезни, после эфиров смс: «Молодец» или «Круто». Смотрел телевизор, за футболом все время следил. Это очень ценно. Огромные соболезнования его семье. Мы потеряли душевного человека и блестящего профессионала».

129364.jpg

Нобель Арустамян:

«Это огромная утрата для нашего ТВ, спорта и меня лично. Розанов не просто комментатор и коллега. Он повлиял на мою жизнь во всех аспектах.

С самого детства футбольный репортаж ассоциируется у меня с Розановым. Стать комментатором я решил, слушая разные голоса «НТВ-плюс», но отдельно – Юрия Альбертовича. Он влюбил меня и в работу, и в футбол. Общаясь с Розановым, я понимал: никому и никогда не стать таким, как он. Это недостижимый уровень. Не питал иллюзий к нему приблизиться, но контакт с Розановым невероятно меня обогатил.

Дяденька феноменально понимал игру. «Я игровик», – часто говорил он. И неважно, о чем шла речь: футбол, хоккей, баскетбол. Жизнь, наверное, тоже игра. Поэтому Юра прекрасно знал и ее.

Юрий Альбертович бывал эмоционален, категоричен, но я кайфовал даже от критики. Любой совет Розанова откликается и сегодня. Любой диалог с ним – урок на всю жизнь. Любая минута рядом с ним останется со мной навсегда.

В разговоре с Розановым я ловил себя на мысли, что не успеваю за его мыслями. Он нестандартно, разнообразно, жадно, насыщенно и просто бесконечно говорил о чем угодно».

main38013153_29ca61ee85923c9008fb9c6fb1ce9083.jpg

Геннадий Орлов:

«Мы работали вместе, он очень хороший партнёр. В театре есть чувство локтя, актёры ценят поддержку рядом. Также и комментаторы. Он всегда придерживался главного правила Николая Озерова – «ОВЛ – общество взаимной вежливости». В эфире партнёры должны поддерживать друг друга, это влияет на зрителей. Ни в коем случае нельзя ругаться, и в случае поддержки Розанов был замечательный. Работать с ним было одно удовольствие.

Он был страстный, всегда следил за результатами, давал прогнозы. Все ребята в комнате 8-16, это творческая лаборатория комментаторов, собирались вокруг него. И взрослые, и молодые тянулись к нему, он был одним из главных.

Очень жалко. Он располагал себе, у него была домашняя интонация. А интонация – она либо есть, либо нет, это даётся от родителей. Людям с такой домашней интонацией надо идти в комментаторы. Чтобы одному или семьей у телевизора зритель ощущал доброту».

97240.JPG

Роман Гутцайт:

«Был шокирован, когда узнал о смерти Юры. Мы с ним долго работали вместе, тесно общались. Воспринял это как утрату близкого человека. Он запомнится харизматичным, активным, разговорчивым человеком с прекрасным чувством юмора. Розанов был лучшим комментатором в истории российского телевидения. Всегда им восхищался. Его было невозможно повторить и скопировать. У него были уникальные, присущие только ему приемы в нашей профессии. У Юры была потрясающая реакция и собственное мнение. Всегда чувствовал собеседника. Это та черта, которую замечали тренеры и футболисты. Они всегда удивлялись способностям Розанова и не могли понять, как он это делал. Юра интуитивно докапывался до самой сути вопроса, чувствовал нерв игры. Понимал, на что нужно обратить внимание зрителя в каждом матче, и обыгрывал это блистательным русским языком».

000162507231_RIAN-ID-5970695.jpg

Михаил Поленов:

«Благодаря Дяденьке я вообще в профессию попал. В 2004-м смотрел «МЮ» – «Реал» – тот матч, когда 4:3 закончилось. Комментировали Розанов и Уткин, они говорили легендарные фразы вроде «Радиоуправляемая атака» или «Мама, веришь ли ты, что я смотрю этот футбол?» Это был разрыв аорты и шаблона. Мне тогда показалось, что я хочу заниматься этим всю жизнь».

C-AuedUXgAAIeKO.jpg

Президент футбольного клуба ПФК «ЦСКА» Евгений Гинер:

«Великий комментатор, уникальный профессионал, большой человек с большим сердцем... Наш преданный болельщик и настоящий друг. Именно таким запомнится мне Юрий Розанов. И всем нам будет не хватать его неповторимых репортажей. Искренние соболезнования родным и близким Юрия Альбертовича».

scale_1200

Президент футбольного клуба «Спартак» Леонид Федун:

«Это был один из лучших комментаторов. Хочу выразить соболезнования его семье и близким. Тем более что он всегда позитивно комментировал «Спартак», и поэтому в сердцах наших болельщиков память о нем останется».

ZgDG1xAqOpQ.jpg

Генеральный директор футбольного клуба «Зенит» Александр Медведев:

«Юрия Розанова знал каждый хоккейный и футбольный болельщик. Под его комментарий мы смотрели матчи, вошедшие в историю российского спорта. С огромной теплотой вспоминаю его комментарий юношеских чемпионатов мира по хоккею.

Вместе с ним мы выигрывали финал в Баффало, проигрывали в Хельсинки. Он всегда был образцом комментатора, настоящим профессионалом и эрудитом, воспитывал в нас умных слушателей. С его комментарием каждый матч смотрелся интереснее».

w1400_img_0216.jpg

Яркие факты

  • Юрий Альбертович Розанов родился летом в 1961 года в городе Загорске (Сергиев Посад);Прославился российским любителям спорта комментированием футбольных и хоккейных матчей, а геймерам - работой в спортивном футбольном симуляторе «FIFA»;
  • В 1978 году, поступил в Московский энергетический институт (НИУ МЭИ), выбрав факультет электронной техники, который он так и не окончил из-за тяги к спорту;
  • Юрий Розанов устраивался работать то в один, то в другой научно-исследовательский институт, где надолго не задерживался;
  • «Дяденька» был ярым болельщиком футбольного клуба ЦСКА, матчи которого очень часто посещал;
  • «Жил» спортом;
  • Занимался футболом, баскетболом, хоккеем, настольным теннисом и стоклеточными шашками;
  • Начинал свою карьеру телекомментатора на НТВ-Плюс, на который попал через первый конкурс комментаторов в 1996 году;
  • Вместе с Владиславом Батуриным его взял к себе в группу Евгений Майоров, там они проработали вплоть до смерти Майорова - 10 декабря 1997 года;
  • Был болельщиком ХК  «Монреаль Канадиенс» и футбольной сборной Голландии;
  • Первый репортаж записывал на хоккейном матче «Динамо» - «Ак Барс» в 1996 году;
  • Первой футбольной игрой, которую он прокомментировал стал матч чемпионата Голландии;
  • Комментировал чемпионаты Англии (до 2010 года), России, Голландии, Италии и Испании;
  • Работал на трансляциях Чемпионатов мира и Европы 2000, 2002 (оба турнира комментировал из Москвы), 2008 (в том числе и на финале турнира в паре с Василием Уткиным), 2016 и 2018 годов;
  • Комментировал три финала Лиги Чемпионов УЕФА: в 2006 и 2010 – единолично, в 2016 - в паре с Романом Гутцайтом;
  • Обладатель премии «ТЭФИ»;
  • Основатель онлайн-школы спортивного комментирования собственного имени.
  • С ноября 2015 начал комментировать футбол и хоккей на «Матч ТВ»;
  • Комментировал финалы молодёжного чемпионата мира по хоккею, а также финал Кубка мира по хоккею-2004;
  • О карьере спортивного комментатора не мог и мечтать, однако все-таки стал им по велению жизни.

Жизнь подарила «Дяденьке» призвание комментатора

Однажды будущий пример для всего сообщества журналистов отдыхал с друзьями на берегу Останкинского пруда. Его товарищи выпивали, разметив закуску на газете «Спорт-Экспресс».

Там Юрий и увидел объявление о конкурсе для знатоков спорта. Поспорив с друзьями, он отправился в телецентр и записался на викторину.

Зная много о спорте, мужчина ее выиграл, победителю вручили путевку на чемпионат Европы в Англию. Поскольку у Розанова отсутствовал заграничный паспорт, а сделать его уже не было времени, поехать туда не удалось. Но произошло другое важное событие – знакомство с Виктором Гусевым.

Юрий Розанов- культовый голос спортивной игры FIFA

За многие знаменитые фразы из серии футбольного симулятора мы должны быть благодарны Юрию Альбертовичу, ведь они останутся в нашей памяти навсегда. Вспомним эти легендарные фразочки:

  • «Вот форвард, вот это настоящий форвард! Бьет он обычно не издалека, как положено нападающему, но очень редко промахивается»;
  • «Думаю, надо бить и забивать!»;
  • «Встречать его уже поздновато, потому что сейчас будет удар!»;
  • «Пошла борьба! Плотность игры — непременная составляющая футбольного матча»;
  • «Угловой. Не хуже и не лучше других стандартов. Всегда достаточно опасно, но все-таки не так, как пенальти».
  • «Это Это'О!»;
  • «От ворот, от печки, что называется, команда начнет свою атаку»;
  • «Что творит Лионель Месси!»;
  • «Как в мультфильме известном говорили: «Хотя бы не попал в шарик», а здесь вообще никуда не попал — ни по мячу, ни в ворота»;
  • «Сердце «Челси», диспетчер «Челси» — Фрэнк Лэмпард!»;
  • «Повнимательней надо быть защитнику в передачах. Сейчас — в аут, потом — в ноги сопернику, а потом куда?»;
  • «Заговорился ваш покорный слуга, заговорился, а мяч-то уже у соперника».

Репортаж «Дяденьки» с МЧМ-2011 навсегда в сердцах болельщиков

Юрий Альбертович был незаменимым голосом молодёжного чемпионата мира по хоккею, особенно в матче с участием нашей сборной и канадцев.

Розановские фразочки

  • «Харизма — это то, что молодёжь называет «крутостью»;
  • «Если игрок ЦСКА нарушает правила, то это нарушение правил со стороны соперника ЦСКА. В этом дух футбола, самая его суть. Те, кто это не понимает, вредители.»;
  • «Номер один в профессии — это завирачина. В том и прелесть комментаторской профессии.»;
  • «Быть форматированным — требования в современной пишущей журналистике.»;
  • «Я вообще считаю, что раньше 25 лет человеку к микрофону садиться не стоит. Если это происходит, то до известной степени вынужденно. Почему не стоит? Я только недавно это сформулировал для себя. Раньше я формулировал это так: «Человек должен иметь, что сказать людям». Потом я начал формулировать так: «Человек должен говорить так, чтобы ему верили.»;
  • «Если человек авторитетом, то ему поверят. А как можно быть жизненным авторитетом, житейским авторитетом в таком возрасте? Как я могу поверить авторитету человека, которому отроду 20-21 год?! Я считаю, что жизнь он знает не так хорошо, что естественно. А теперь я формулирую так: «Комментировать можно тогда, когда ты в принципе созрел для того, чтобы подойти знакомиться к девушке, которая тебе жутко понравилась, при этом не иметь в голове ни одной мысли, когда ты сделал к ней первый шаг, и быть уверенным в успехе, в том, что ты ее, что называется, заклеишь»;
  • «Любимый человек рядом – вот поддержка! В данном случае на полтора часа, но ведь были еще и полтора последних года. Сколько раз за это время жена меня выволакивала, сколько доброго сделала?! Благодарен за все годы, прожитые вместе, и за последние – отдельно. Это любовь, вот и все. Это главная моя в жизни удача. Не ТЭФИ никакой – она».
  • «Комментатором я хотел быть всегда. Но я боюсь быть неправильно понятым: «хотел» не значит, что куда-то тыкался. Я бегал комментировал сам себя, многие это делали…»;
  • «Считается», «есть мнение», «многие уверены» — нездоровые формулировки. Кем считается? Почему считается? Зависит от ситуации»;
  • «С годами всё сложнее сокращать мысль до трёх слов. Понимаю, почему не любят, многим это кажется заумью, а люди не хотят думать, им надо, чтобы настраивались на их волну»;
  • «Хочу трудиться дальше!».
  • «Хосеп Гвардиола, ты у спортивной судьбины должник. И стаканом не отделаешься».
  • «Недостатки — продолжение наших достоинств. Хочется от сборной броуновского движения, ртутного — оно пошло».

Легендарный спортивный журналист Юрий Розанов с 2019 года боролся с онкологическим заболеванием, но болезнь оказалась сильнее.

Первое студенческое агентство и СПЕЦКОР выражают соболезнования родным и близким комментатора. Мы никогда не забудем ваш голос, Юрий Альбертович!

E28BBCA672B2AEF20A8F93F7CEC225EA

Использованы цитаты с сайтов championat.com, sports.ru и других ресурсов.



Комментарии
авторизуйтесь
чтобы можно было оставлять комментарии.
Читайте также
11 апреля
10:30
112-ая годовщина основания Тель-Авива, или счастливый исход лотереи. Тенденции развития города
07 апреля
12:05
ВИДЕО: Тимофей Баженов рассказал молодым журналистам о работе в медиа
03 апреля
16:15
Самые необычные названия должностей в мире