Театральный роман как посвящение мастеру: «Работа с Виктюком перевернула мою жизнь»

Театральный роман как посвящение мастеру: «Работа с Виктюком перевернула мою жизнь»

05 февраля
12:00

Одним из ключевых событий прошедшей недели в отечественной культуре стал творческий вечер, состоявшийся 29 января 2024 года в Театре Романа Виктюка. Жизнь и творчество его основателя, культового режиссера современности, — тот самый театральный роман, который длился фактически половину века и был вынесен сегодня в название встречи.

На сцене Дома Света, как сам Роман Григорьевич именовал собственный театр в Сокольниках, для душевной беседы собрались деятели искусства, знающие Виктюка с семидесятых годов и помнящие его режиссерское становление. Каким на самом деле был эпатажный мастер в самом начале пути? До мирового признания, эпохи массивных темных очков и пестрых заграничных пиджаков.

Воспоминаниями о работе с Романом Виктюком поделились Галина Стаханова и Юрий Горин, Николай Коляда и Геннадий Хазанов. Теплые слова о методах работы театрального режиссера высказали Людмила Петрушевская и Константин Райкин.

 1707076049_zaglavnoefoto1jpg.jpg

Воспоминаниям о знакомстве с мастером предалась Галина Стаханова, которая на момент знакомства с Романом Виктюком во второй половине прошлого века даже не помышляла о будущей успешной кинокарьере.

«Вдруг меня позвали попробоваться на спектакль. Позвонили и сообщили о новом режиссере. Хотя на руках была маленькая доченька, я пришла, почитала и с тех пор стала репетировать... Вы знаете, Роман Григорьевич произвел на меня такое впечатление! «Служанки» были уже потом! А в 1975 году с первого дня репетиций у нас всегда присутствовал народ. Ты чувствуешь себя спокойно, а зрители выступают соучастниками, помогают и подыгрывают нам. Первый раз такое…

Роман Григорьевич поставил наш спектакль «Уроки музыки». Зрительные места оказались у нас за спинами, а люди сидели на сцене… Он был какой-то гений! Придумывал такие вещи, что мы становились объединены со зрителем. Для этого Виктюк приучал нас на репетициях. Играя в шаге от зала, сфальшивить было нельзя. Нужно раскрывать всю душу и давать то, что ты чувствуешь».

1707076275_foto2jpg.jpg

Спустя полвека участники спектакля «Уроки музыки» прочитали отрывки из пьесы, а ведущие артисты нашего столетия представили уникальные записи фрагментов архивных спектаклей Романа Григорьевича. Дмитрий Бозин и Екатерина Карпушина, Анна Терехова и Игорь Неведров выступили ведущими вечера под музыкальное сопровождение фортепиано.

1707076386_foto3jpg.jpg

Заслуженный деятель искусств Николай Коляда, посетовавший о быстротечности времени, рассказал о высокой роли Романа Виктюка в его творческой жизни.

«В 1989 году я написал пьесу «Рогатка» и полетел с ней на семинар советских драматургов. Смотрел на облака и думал, что никто из пассажиров не догадывается, какую «бомбу» я везу в багаже… Начали читать пьесу. Боже, как меня проклинали! Скотоложество! Вытащить такое на советскую сцену! Не хотели со мной сидеть даже за столом. Тогда завлит Людмила Улицкая прочитала произведение, позвонила мне ночью в номер и сказала: «Коля, можешь помирать спокойно, главную пьесу в своей жизни ты написал. Я знаю, кому в Москве ее показать». Ну, я и забыл про это. Но она оставила пьесу на вахте Театра Ермоловой…

В шесть утра ко мне в город Свердловск раздается звонок. И кричит голос человека, который был очень похож на Виктюка. А он в то время был звездой, каких попросту сегодня нет. На его спектакли приходила конная милиция, чтобы всех разогнать… Вдруг этот человек кричит: «Гений! Гений! Ты написал! Гений!». Подумал, что кто-то меня разыгрывает, положил трубку и уснул. Через два часа снова звонок: «Это гениально! Я поеду в Америку! Я буду там ставить!». Прислушался. Вроде Виктюк. Мне было тогда тридцать два года. Какая Америка?! Потом мы начали долго разговаривать по телефону. Он все время спрашивал: «Ты еврей? Где ты видел драматурга — не еврея?». И он действительно полетел в Америку с Боером и поставил в Сан-Диего спектакль. Гонорар, как мне сказали, они прогуляли в Нью-Йорке…

Я пришел в восторг! Потом приезжал во Флоренцию, где Виктюк ставил спектакль в огромном зале. Дальше он взялся репетировать в Москве. Премьера в Театре Моссовета. Ажиотаж немыслимый вокруг всего этого дела. Говорю билетеру: «Я автор. Разрешите пройти?». Но меня двигают в сторону: «Отойди ты! Тут звезды!». В фойе спешит Виктюк в красивом пиджаке: «Подождите! Уйдите! Уйдите!». И пробежал. Короче говоря, место мне так и не дали. Смотрел премьеру из осветительной будки стоя».

1707077528_foto4jpg.jpg

Актеры и драматурги, приглашенные на творческий вечер, и есть те участники постановок мастера, которые практически никто из нынешней театральной публики уже не застал. Тем не менее сегодняшнее здание на улице Стромынка, дом 6 имя Романа Григорьевича не носит. На этот с виду не примечательный факт обратил внимание актер Юрий Горин, вспомнив БДТ имени Товстоногова или Театр имени Вахтангова.

Отхода от заветов режиссера не произошло, а труппа нового столетия бережно относится к спектаклям авторства любимого учителя. Пьесы по-прежнему собирают полные залы. Пьесы по-прежнему проходят в Театре Романа Виктюка. После смерти основателя его кабинет, доверху украшенный книжными полками, оказался не тронут, и затаивший дыхание зритель отмечает сохранившуюся теплую атмосферу.

1707076838_foto5jpg.jpg

Всеобщее внимание и аплодисменты большого зала Театра Романа Виктюка заслужил рассказ народного артиста Геннадия Хазанова. В свойственной ему манере артист с легкостью вплетал ироничные замечания в повествование о творческом союзе с мастером.

«У каждого сидящего здесь был свой Роман Григорьевич… В 1980 году я услышал, что есть спектакль, который поставил какой-то Виктюк. Называется он «Уроки музыки», и его можно посмотреть в Доме культуры «Москворечье» на Каширском шоссе. Мне не было и тридцати пяти лет. Приехал, а на сцене сидят зрители… После первых пятнадцати минут мне хотелось уйти. Это была такая неприемлемая система координат! Но как можно уйти? Неудобно, вроде приняли любезно. Ладно, решил, посижу еще немного…

Через десять минут я перестал дышать и оторваться от спектакля не мог. Это было абсолютное потрясение! Уже тогда я собирал стадионы и дворцы спорта. Казалось, какой-то небожитель! Но тут подошел к Виктюку и сказал, что хотел бы, чтобы он поставил мне новую работу. В Театре эстрады я собирался делать второй сольный спектакль, который назывался «Очевидное и невероятное»… А он ведь хитрый был! Врушка такой! Абсолютно беззлобный ребенок. Бесхитростный лжец. И вдруг я говорю: «Вы запомните! Это вы ставите мой спектакль, а не я играю ваш!». Такого нахальства Виктюк никак не ожидал, но мы начали репетировать. К Роме придраться было невозможно…

Вообще, работа с Виктюком перевернула всю мою жизнь, подход к профессии и к материалу. Он попросту разломал, что у меня было. А все было хорошо! Но Рома пришел и все демонтировал. Хорошо помню, как я подошел к своему педагогу Надежде Ивановне Слоновой и сказал ей: «Хочу с ним расстаться! Это невозможно». А она: «Покажи, что он просит. Нет. Покажи, что ты предлагаешь». И своим острым языком мне отвечает: «Гена, ты дурак. Он говорит дело!». Как же так?! Я знаю, что такое успех! Но тут пришел Виктюк».

1707077141_foto6jpg.jpg

Фигура Романа Виктюка по сей день окутана завесой тайны, а многие современники называют его великим мистификатором. Творческая судьба режиссера, начавшаяся во львовском дворике довоенного времени, пройдя манифестацию «Служанок», получила развитие в полных залах собственного театра в Сокольниках.

За годы его стиль стал донельзя узнаваемым, хотя в период репетиций постановка могла вновь и вновь менять основу, насыщаясь импровизацией артистов или критикой режиссера. Сам же Роман Григорьевич обрел международное признание как оригинальный театральный деятель, собравший вокруг себя людей, беззаветно преданных миру искусства и ему лично.

Всегда уверенный, эпатажный и яркий на публике Роман Виктюк тоже боялся. Но рассуждая о любви и Боге, солнечном свете или космической энергии свыше, он шел вперед, преодолевал стереотипы и отбрасывал сомнения. Посмев впервые сделать собственное добавление, отмечу, что с каждым увиденным спектаклем мастера, мне кажется, что объединила бы нас не только слабость к новым пиджакам. Будто бы на первых полосах газет всегда звучала его удивительная фамилия, но театральный мир под ее эгидой оставался неведом. Познакомившись с работами и личностью Романа Григорьевича лишь после его смерти, горжусь быть современником смелого и талантливого мечтателя.

1707077376_foto7jpg.jpg

Фотографии: Полина Капица и Театр Романа Виктюка.

Благодарим за содействие заместителя руководителя отдела рекламы и связей с общественностью Театра Романа Виктюка Юлию Сезер. 


Читайте также
04 марта
18:15
«Лучше мгновение любви и смерть, чем 100 лет одиночества»: в театре «Созвездие» показали пластический спектакль
27 февраля
19:30
«Страсти по Торчалову»: обзор загадочного спектакля
27 февраля
19:15
Меланхолия в спектакле «Степной король Лир»