Слабый пол – это гнилые доски

Слабый пол – это гнилые доски

28 октября
09:55

Екатерина (20 лет) – феминистка. В интервью Первому Студенческому она поделилась своим опытом столкновения с гендерными стереотипами, а также рассказала о не всегда верном понимании людьми феминистского движения.

Из этого интервью вы узнаете:

  • Почему женщинам до сих пор сложнее строить карьеру, чем мужчинам;
  • Нужны ли в русском языке феминитивы;
  • Не ущемляются ли права белых гетеросексуальных мужчин;

Погнали!

g5qWTA2MTvs.jpginstagram.com/katerina____iv

– Предлагаю для начала разобраться в понятии «феминизм». Я верно понимаю, что главная его суть – равные права для мужчин и женщин? Грубо говоря, женщины тоже имеют право работать машинистами? (Кстати, если не ошибаюсь, то с 2021 года женщинам снова разрешат управлять поездами).

– Я бы сказала так: суть феминизма – это борьба за права женщин, а цель – равные права.

– Но не кажется ли тебе, что сейчас «феминизм» понимается неверно? XXI век и новые медиа как-то перевернули это движение. Например, в интернете всё чаще говорят, что феминистки просто ненавидят мужиков.

– Многие ненавидят мужчин, для этого не надо быть феминисткой.

Наверное, есть те феминистки, которые ненавидят мужчин. Уверена, на то у них есть причины, но было бы неверно связывать эти два факта в один.

Движение меняется в любом случае. Мы являемся свидетелями уже четвертой волны феминизма. Меняются задачи, специфика, возможности, и это только к лучшему.

Я действительно думаю, что медиа переворачивают это движение, отсюда и дурацкие стереотипы, что все феминистки ненавидят мужчин.

– Четвёртая волна феминизма? А есть какие-то принципиальные различия этих волн? Ведь по сути, как уже было сказано, цель одна – равные права.

– Основное различие – это просто временной отрезок истории.

Так скажем, поднятие боевого духа женщин возрастает, начинается волна, потом ее стараются подавить, и на какое-то время все происходит уже не так активно. Но, как показывает история, все закономерно возвращается на круги своя, и начинается новая волна.

Но волны, как правило, преследуют немного разные цели. Сначала это было право голосовать, а сейчас, когда в этом мы уже имеем равноправие, то боремся, к примеру, за репродуктивную свободу. Но главная цель остаётся одной – общее равноправие. Просто это большая цель, которая состоит из множества маленьких.

– Наверное, странный вопрос, но как ты стала феминисткой? То есть в какой-то момент ты лично столкнулась со стереотипом, что женщины – это слабый пол, который должен сидеть дома и варить борщи? (Хотя, как говорила моя преподавательница в вузе: «Слабый пол – это гнилые доски»)

– Согласна с учительницей.

Мама всегда растила меня с пониманием, что я имею право принимать решения, иметь своё мнение, она уважала мои желания и учила, что мужчина не имеет права поднимать на меня руку или как-либо помыкать мной. Я всегда росла в этих ценностях, и с детства, когда сталкивалась с каким-либо случаями сексизма (хотя тогда, конечно, я ещё не могла осознанно так их классифицировать), я просто чувствовала, что это неправильно и протестовала.

Потом, в 15 лет я начала читать и смотреть в интернете видео на тему феминизма, где объяснялся смысл движения, основные понятия и т.д. Я стала углубляться, больше читать и сделала вывод, что мне это близко, и стала называть себя феминисткой.

– Ты считаешь, что в XXI веке женщинам до сих пор сложнее строить профессиональную карьеру, чем мужчинам?

– Да, однозначно. Могу сказать на собственном примере.

Я учусь на режиссерку, на моем курсе соотношение девушек и юношей 70/20, больше девочек. Но несмотря на это, почти каждый преподаватель считает нужным сделать замечание о том, что режиссёр – это мужская профессия.

Сексизм на рабочих местах процветает. Если говорить в общем, очень сильно усугубляет ситуацию то, что у нас до сих пор воспитание детей – это полностью женская забота. Из-за этого работодатели не хотят брать на работу женщин: мол, она уйдёт в декрет, а мне ей платить себе в ущерб. Но ведь отец – это такой же родитель, и, если бы они тоже брали отпуск по уходу за ребёнком, женщины теряли бы меньше возможностей по работе. Такую систему уже ввели в некоторых странах, если я не ошибаюсь в Скандинавии и других странах Европы.

SWX9ehlf5fI.jpginstagram.com/katerina____iv

– Режиссёрка – это же феминитив, верно? В твоём Instagram также о тебе написано: «Director-ка, Creator-ка, Dictator-ка», соответственно, ты феминитивы употребляешь в своей речи. Если кто-то назовёт тебя режиссером, то это тебя оскорбит, потому что данное слово мужского рода?

– Нет, меня это совершенно не оскорбляет. Я бы сказала, что это мое предпочтение, чтобы меня называли так. Но я понимаю, что есть люди, которые не знают ничего про феминитивы и не используют их в речи, это их право. Но насмешки на этот счёт я считаю оскорблением. Если я даю вам право называться, как хотите, то будьте добры не отказать и мне в этом праве.

– Думаю, насмешки вызваны тем, что феминитивы не закреплены особо в русском языке (кроме: «учительница», «художница», «ткачиха» и т.д.), значит их написание или употребление будет ошибкой в речи. Можно ли сказать, что таким образом феминистки хотят совершить революцию в русском языке?

– Насмешки вызваны плохим воспитанием. Воспитанные люди от своего невежества не насмехаются над другими людьми.

Революция – это очень быстрые изменения, как смена власти в один день. Думаю, с феминитивами получится только эволюция языка, то есть плавное, естественное изменение. Язык – это очень живой подвижный организм, он меняется на наших глазах, я думаю феминитивы приживутся со временем. В Украине, например, их уже закрепили на законодательном уровне.

– Я уверена, что ты слышала о ситуации в Питере, когда в 2019 году мужчины с тюльпанами пришли в женское кафе поздравить девушек с 8 марта, а те их залили перцовыми баллончиками. Что ты думаешь по этому поводу? Не перебор ли это, ведь мужчины ничего оскорбительного не сделали?

– В нашем обществе почему-то принято решать каким-то сторонним людям, что оскорбительно, а что нет.

Поцелуй – это форма проявления нежности и любви, но если он происходит без согласия второй стороны, это ведь насилие, верно?

То кафе было задумано как место безопасности, зона, где женщины могут не бояться мужчин. Очень многие пострадали от насилия со стороны мужчин и боятся ходить в обычные кафе, а кто-то просто хотел бы сходить в кофейню, зная, что к ней никто не пристанет. У того места были правила, которые те мужчины вероломно нарушили, на что их попросили уйти. Ведь с баллончиками кидаться стали не сразу. Но, как известно, многие мужчины не понимают слово нет.

Я считаю, что тут сработал простой принцип: «Сила действия равна силе противодействия».

И ещё, как говорится, сами виноваты, зачем они туда полезли?

– В твоём Instagram также есть посты посвящённые принятию себя, своего тела. Могу ли я отнести тебя к такому движению как бодипозитив?

– В общем да, но я сделаю небольшую ремарку.

Изначально бодипозитив был движением, которое боролось против дискриминации людей на основе их телосложения. Сейчас же это стало просто модное слово, под которое сливают все, что связано с любовью к себе.

Hh0z0iml35k.jpginstagram.com/katerina____iv

То есть я очень поддерживаю это движение, но все-таки не совсем являюсь его частью, потому что мое тело входит в норму, и я не сталкиваюсь с угнетением по признаку образа тела.

Nixel Pixel – самая известная феминистка (по крайней мере в России точно), и ты даже ходила на её фан-встречу. В начале осени Данила Поперечный предложил ей прийти к нему на интервью, после чего у них произошёл странный конфликт, и Ника выложила в сеть вопросы, которые он хотел ей задать. Причем, она сказала, что это ужас, а не вопросы. Я думаю, ты видела список этих вопросов. Почему они ужасны?

– На самом деле не видела. Я уже почти год не подписана на неё.

Кажется, прошлой зимой у неё был конфликт с Беллой Рапопорт, в котором она повела себя очень некрасиво. После этого я от неё отписалась и больше особо актуальных новостей о ней не знаю.

– А с чьими идеями и взглядами ты бы могла посоветовать ознакомиться? Кого посмотреть или почитать?

– Сейчас на постоянной основе я читаю Беллу Рапопорт, Татьяну Никонову, Алёну Попову, Арину Винтовкину и Ташу Тэйл. От многих я отписала просто потому что уже выросла из того контента, он стал для меня слишком поверхностным, но, если хочется просто войти в тему, есть ещё очень много прекрасных активисток, которых можно почитать.

Ещё мне очень понравились книги «Миф о красоте» Наоми Вульф и «Тело дрянь» Мары Олтман.

– Мы уже говорили про принятие себя, но теперь я хотела бы затронуть вопрос женственности. В нашем обществе очень много стереотипов, что женщины обязательно должны быть с длинными волосами, в платье и на каблуках. Как часто ты сталкивалась с этим (скажу, что я довольно часто слышала в свой адрес, что «надень платье, ты так красивее») и как с этим бороться, если вообще есть с чем бороться?

– Я очень часто с таким сталкивалась в собственный семье и, можно сказать, сталкиваюсь до сих пор. Но и не особо знакомые люди позволяли себе такие комментарии в мою сторону.

Если это делает близкий и важный человек, я бы выстроила границу. Объяснила бы, что это неприятно и почему так говорить не надо ни мне, ни другим девушкам. Но если это незнакомый человек, особенно в интернете, я бы послала и кинула в бан. В хорошем настроении, конечно, тоже можно начать объяснять, но там уже зависит от понятливости человека.

– А ты от своих родственников в принципе часто слышишь, что девушка обязана выйти замуж, родить до 25-30 лет и заниматься дома хозяйством? Приходится ли спорить, и отстаивать своё мнение о том, что женщина тоже может выстраивать свою карьеру, как и мужчина?

– Уже реже, потому что раньше я спорила и защищала свои границы, но иногда проскакивает. Сейчас я особо не спорю, потому что уверена в своей позиции, и их мнение остаётся просто мнением и на меня не влияет.

– Феминизм, ЛГБТКИАПП+, «Black Lives Matter» – все эти движения отстаивают права разных людей. Не кажется ли тебе, что скоро белые гетеросексуальные мужчины тоже создадут какое-нибудь движение по отстаиванию своих прав, поскольку в последнее время их очень часто за что-то обвиняют?

– ЛГБТ+ это не движение, а обозначение группы.

Обвинять – не забирать права. Мое любимое выражение: «Права не торт, если другие возьмут по кусочку, это не значит, что у тебя останется меньше». Ну, и я не могу быть против, если они захотят что-то такое создать. Например, они могли бы бороться против призывной армии, стигматизации психический расстройств (ведь мужчины среднего возраста как раз чаще всего совершают суициды), против губительных стереотипов о том, каким должен быть мужчина.

Но практика показывает, что для мужчин потеря привилегии=угнетение, вот они и переживают. А с реальными проблемами что-то никто не борется.

– Я с уверенностью могу сказать, что ты сильная и уверенная в себе девушка, и мне безумно приятно было с тобой пообщаться! Можешь напоследок дать какой-нибудь совет девушкам или сказать фразу, которая, как ты считаешь, прям идеально подходит для завершения нашего интервью.

– Большое спасибо! Мне тоже было очень интересно поучаствовать в этом интервью!

В конце я сказала бы вот что: феминизм – это про выбор. Ты никому ничего не должна. Прислушивайся к себе и своим желаниям.

A-x55SNTkbA.jpginstagram.com/katerina____iv

Если этой информации тебе мало, то смело переходи в Instagram Екатерины, где она пишет очень много интересных и мотивационных постов на темы о которых нужно говорить!

Спасибо, что дочитали до конца. Это крайний выпуск осенней серии интервью в журнале People о людях. Мы обязательно вернемся с новыми форматами и интересными людьми. А пока можете ознакомиться со всеми героями предыдущих выпусков.


Читайте также
04 августа
11:05
Использование маткапитала расширили на частное образование
30 ноября
12:25
Скворцова: Назальная вакцина «МИР-19» будет эффективна против омикрон-штамма
15 мая
20:15
«Скажи ей»: Ударные дозы стресса для неокрепшей нервной системы