Снегурочка, хтонь и русская тоска: Какими вышли «Петровы в гриппе» Серебренникова

Снегурочка, хтонь и русская тоска: Какими вышли «Петровы в гриппе» Серебренникова

11 октября
20:10

Источник:

Новый фильм Кирилла Серебренникова — попытка экранизировать фантасмагорического романа “Петровы в гриппе и вокруг него” Алексея Сальникова, в свое время получившего несколько литературных премий и ставшего книгой-событием. Фильм встретили аплодисментами в Каннах, но приз дали лишь за операторскую работу. Насколько удачна новая работа режиссера — вопрос открытый.

В центре изображения семейство Петровых из Екатеринбурга, которые под Новый год дружно заболевают гриппом. История могла бы произойти и в любом другом российском городе — Серебренников тщательно универсиализирует окружающую уныло-серую действительность. Обычная на первый взгляд семья — муж-автослесарь (Семен Серзин), жена-библиотекарша (Чулпан Хаматова) и восьмилетний сын (Владислав Семилетков) — буквально с первых минут вскрывает внутренних скелетов. Глава семейства водится с нечистью, разъезжает на катафалке с бутылкой водки и другом Игорем, который скромно представляется Аидом.

“А не вымышленный ли он?”

Жена помешана на серийных убийствах и маньяках, ей так жалко окружающих людей, что хочется “запереть их в одной комнате и сжечь”. Видеть хрупкую Чулпан Хаматову в таком образе довольно неожиданно. Время от времени внутренний демон берет верх (буквально) и героиня устраивает то собственную версию бойцовского клуба, то кровавую резню на детской площадке. Впрочем, было ли все на самом деле, зрители так и не узнают. 

Не стоит ждать от “Петровых” какого-то сюжета, его здесь нет. Действие фильма разворачивается в лихорадочном сознании героев, сраженных гриппом. Постсоветская реальность сливается с бредовыми галлюцинациями, родной мир русской тоски писателей-самоубийц (Иван Дорн) гармонично соседствует с хтоническим потустороньем, где восстают трупы (Хаски), а счастливый брак недоступен даже правителю мертвых. Повествование похоже на эдакий гриппозный бред, в котором одна бессвязная картинка молниеносно сменяет другую. Эту фантасмагоричность и разрозненность сознания Серебренников старательно передает с помощью визуальных средств: вот типичный второсортный боевик, вот теплая архивная хроника из детства, вот триллер, а вот черно-белая советская драма. 

Зрителей никто не щадит: два с половиной часа будет хотеться поскорее освободиться от давящей удушающей болезненности фильма и глотнуть свежего воздуха за пределами кинотеатра. “Петровы в гриппе” откровенно издеваются над вами: в какой-то момент в этом царстве безысходности и панельной тоски мелькнет надежда — мистическая Снегурочка (Юлия Пересильд), которую герой встретил в детстве на утреннике в ТЮЗе, но и этот лучик света наглухо разобьется о холод бетона.

“Увы” — грустно резюмирует надпись на стене.


Читайте также
05 июня
12:55
Мосгордума назначила дату выборов депутатов нового созыва
30 мая
09:20
Умерла актриса Анастасия Заворотнюк
06 мая
11:40
Сергунина: Москвичи прислали более 4,5 тысячи работ на конкурс «Наследие моего района»