Кулинарные пристрастия Чичикова – второй том

Кулинарные пристрастия Чичикова – второй том

Рассказываем о гастрономическом продолжении «Мёртвых душ» Николая Гоголя.
03 июля
21:30

Русская классика, может, и полна страданий, но приятного в ней всё-таки больше. Например, вкусные обеды в приятной компании. И если Иван Крылов показывал на личном примере, что гастрономические путешествия куда важнее духовных, то Николай Гоголь был мастером ещё и кулинарного слова, особенно в «Мёртвых душах». Правда, изучать блюда второго тома куда интереснее – всё-таки классик не до конца сжёг продолжение.

Правда, хоть гастрономия Чичикова ничем не хуже, её уже не так много. Всё-таки наш герой задумывается чаще о покупке поместья, чем о пустом желудке.

Итак, Павел Иванович приезжает к помещику Тентетникову, который – увы – не отличается трапезой. А вот его сосед, генерал Бетрищев, герой Отечественной войны, сразу же зовёт гостя за стол. На обед – щи! Помните, как в первом томе помещик Манилов, обладатель сахарных глаз и мечтатель, несмотря на любовь к европейским изыскам зовёт Чичикова тоже – на щи? И всё-таки французы ещё не могли очаровать русского человека более изысканным блюдом, чем суп с капустой. Кстати, в XIX веке чаще готовили вегетарианские, нежели мясные – на говядине. Последние называли «рахманными», то есть ленивыми, простыми. А в Древней Руси за основу брали рыбу.

О еде наш герой не забывает даже в мечтаниях о своём поместье. Для него всё-таки главное – вкусные блюда:

«Как только, даст Бог, всё покончу благополучно и сделаюсь действительно состоятельным, зажиточным человеком, я поступлю тогда совсем иначе: будет у меня и повар, и дом, как полная чаша, но будет и хозяйственная часть в порядке».

Но впереди не менее интересный герой – помещик Пётр Петрович Петух! Автор даже сравнивает его круглые формы с арбузом, даже образ рисуется аппетитный, а уж фамилия какая кулинарная. Да и застаёт его читатель за интересным делом, на рыбалке. И улов хорош – щука, семь карасей, осётр! Вот, кто действительно зря времени не теряет и всегда чем-то увлечён. Такой образ жизни не одобрит ни один диетолог, зато сколько счастья он приносит помещику:

«Поутру проснёшься – ведь нужно пить чай, и тут ведь приказчик, а тут и на рыбную ловлю, а тут и обед. После обеда не успеешь всхрапнуть, а тут и ужин, а после пришёл повар – заказывать нужно на завтра обед».

Да и какие изыски подаёт на стол: опята, сыры, икра, солёные грузди, жареный телёнок! Настоящая русская, щедрая душа, и Чичиков оценил.

Не забываем про винную карту. И в XIX веке к обеду подавались напитки. Что ж, Пётр Петрович «запасся провизией на десять лет вперёд» – настоящий хозяин! И под конец даже выслал шампанское. Кстати, тогда чаще пили креплёные вина, например, портвейн. Впрочем, всё зависело от блюда: к рыбе подавали белое, к супу – херес, а к ростбифу – портвейн. Но Николай Васильевич, к сожалению, не указывает, какими винами Пётр Петрович Петух угощает нашего Чичикова.

Не забываем, что у второго тома «Мёртвых душ» трагическая судьба. Поэтому после четырёх глав, где также встречаются свои Плюшкины, гастрономия значительно уже, нежели у помещиков первого тома. Хотя, быть может, в продолжении мистика Юрия Авакяна, который вызвал дух Николая Гоголя для завершения поэмы и дописал произведение, есть не менее увлекательные кулинарные описания. Но мы ограничимся русской классикой без коллективного авторства.

Автор изображения и редактор: Никита Джаджанидзе

Автор статьи: Ольга Карпанина

Автор: Никита Джаджанидзе Автор: Никита Джаджанидзе

Читайте также
22 сентября
09:45
Кулинарные «изыски» русских крестьян
05 сентября
09:45
Вкусная жизнь или «белая» смерть?
15 августа
19:35
Ключ к сердцу москвича лежит через пиццу