Правовые тонкости: Дело апатрида Мсхиладзе

Правовые тонкости: Дело апатрида Мсхиладзе

Дело Ноэ Мсхиладзе начиналось с обычного выдворения из России, но дошло до Конституционного суда, а потом и до ЕСПЧ. Именно в этом деле КС впервые рассмотрел дело о содержании в заключении апатрида для его последующего выдворения из Российской Федерации. Разберем это дело подробнее.
25 июля
23:45

Суть дела

Ноэ Георгиевич Мсхиладзе родился в 1972 году в Аджарской АССР, входившей в состав Грузинской ССР, затем в 1988 прибыл в Россию и жил в Петербурге. Позднее он неоднократно привлекался к уголовной ответственности, а после отбытия последнего наказания был освобожден 3 декабря 2014 г. 

Однако 2 декабря 2014 г. Министерство юстиции Российской Федерации распорядилось выдворить заявителя, объявив его присутствие в стране нежелательным и запретив его возвращение в Россию до 2020 года. При этом, уже в декабре 2015 года Мсхиладзе привлекли к ответственности по ч. 3 ст. 18.8 КоАП за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания в Российской Федерации. Мужчине было назначено наказание в виде штрафа и административного выдворения за пределы России.

После вынесения решения, 4 марта 2015 года, миграционные органы вынесли постановление о депортации, а позднее апатрид Мсхиладзе был задержан. Суд санкционировал его дальнейшее помещение в центр содержания иностранных граждан (СУВСИГ) УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области до 10 марта 2015 г. для обеспечения исполнения постановления. 7 мая 2015 г. власти Грузии проинформировали миграционные органы нашей страны об отказе в содействии ему возвращения в Грузию, потому что он не является их гражданином. Затем, его нахождение в СУВСИГ продлили до 30 августа 2015 года. Казалось бы, дальше все понятно. Но это было только начало…

25 декабря 2015 г. заявитель обжаловал вышеуказанное постановление, ссылаясь на невозможность исполнения решения суда ввиду отсутствия у него гражданства Грузии или какой-либо иной страны и необоснованность его помещения и содержания под стражей. А ровно через месяц Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел жалобу, однако оставил постановление от 15 декабря 2015 г. без изменения. При этом, суд второй инстанции решил, что если было соглашение о реадмиссии (принятии депортированного) со страной, из которой он прибыл, то он может быть в неё выдворен, а содержание под стражей не должно превышать двух лет, то есть срока для приведения в исполнение решения суда, поскольку Кодекс об административных правонарушениях не требует от суда устанавливать какие-то временные ограничения при помещении правонарушителя в СУВСИГ. 

Далее произошло повторное информирование российских органов миграции властями Грузии, где сообщалось, что они не будут оказывать содействие в предоставлении документов для возвращения Ноэ Мсхиладзе на территорию Грузии. 

Позднее было ещё несколько ходатайств со стороны заявителя в Кировский районный суд г. Санкт-Петербурга. Однако и здесь его ждала неудача. 

А теперь переходим к самому интересному. Поскольку все попытки добиться освобождения Мсхиладзе и прекращения исполнения постановления о его выдворении были отвергнуты судами, то было принято решение обратиться в Конституционный суд. 

Адвокаты Ольга Цейтилина и адвокат Сергей Голубок, действуя в интересах заявителя Мсхиладзе, подали жалобу в Конституционный суд Российской Федерации о признании несоответствующими Конституции (точнее её статьям ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст.ст. 21-22, ч. 1 и 2 ст. 46 и ч.2 ст. 54) нескольких статей КоАП. Как следует из информации, размещённой на сайте КС и Постановления КС от 23 мая 2017 года, по мнению заявителя, оспоренные нормы не позволяют судам до истечения двухлетнего срока давности исполнения постановления об административном выдворении разрешить по существу вопрос о законности содержания лица в специальном учреждении, о наличии реальной возможности его фактического выдворения и об освобождении из специального учреждения при отсутствии указанной возможности. 

Слушание дела о проверке положений статей 31.7 и 31.9 КоАП РФ состоялось 18 апреля 2017 года. 

По данному вопросу в новостном разделе официального сайта Конституционного суда РФ указаны некоторые выводы, сделанные в процессе слушания.

Права и обязанности апатридов

Адвокат заявителя Сергей Голубок на заседании КС назвал указанные нормы неконституционными и сослался на решение Европейского суда по правам человека по делу «Ким против России». Тогда ЕСПЧ признал, что лишение свободы в целях выдворения перестает быть законным тогда, когда исчезает «реалистичная возможность» такого выдворения. 

Кроме того, Голубок обратил внимание на нецелевое расходование бюджетных средств. По мнению адвоката, российские налогоплательщики оплачивают бесцельное пребывание апатридов в ЦВСИГ. Защитник Ольга Цейтлина, в свою очередь, обратила внимание на то, что таких, как Мсхиладзе, очень много. Адвокат рассказала про ужасные условия содержания в таких центрах. «Они предназначены для временного содержания, там нет места даже для того, чтобы гулять», – заметила Цейтлина.

Полпред Госдумы в КС Татьяна Касаева отметила, что сокращение срока пребывания в таких центрах лиц, котором назначено административное выдворение, но которых невозможно выдворить, находится в сфере интересов выдворяемого лица. Однако, по словам Касаевой, помимо прав, у них имеются и обязанности по соблюдению законодательства страны, в которой они пребывают. «Если приоритет будет отдан правам выдворяемых лиц, такой подход будет нарушать паритет интересов этих лиц и российского общества и государства», – заявила Касаева.

Кроме того, она напомнила, что Россия не является участником Конвенции о статусе апатридов. «При этом полагаем возможным обратить внимание на некоторые ее положения, например, на ст. 2, которая закрепляет, что у каждого апатрида существуют обязательства в отношении страны, где он находится. А ст. 3 Конвенции говорит о принципе недопустимости дискриминации», – рассказала полпред Госдумы, добавив, что нижней палате парламента предлагали изменить безальтернативность административного выдворения, но профильный комитет эту инициативу не поддержал.

Права нарушены, но норма конституционна 

Андрей Клишас, представляющий в КС Совет Федерации, заявил, что права заявителя нарушены, однако, по его словам, это не значит, что нормы – неконституционны. Полпред Совфеда отметил, что проблема не в КоАП, а помещением апатридов в ЦВСИГ ее не решить. «Надо законодательно проработать статус и условия пребывания в стране апатридов. Это может быть документ вроде вида на жительство с обязанностью отмечаться в миграционной службе», – пояснил Клишас. 

Однако 23 мая 2017 г. КС признал неконстуционными ряд положений российского законодательства об административных правонарушениях, не позволяющих апатридам ни при каких обстоятельствах обжаловать в судах обоснованность их содержания в специальном учреждении в целях административного выдворения. Также Конституционный суд обязал федерального законодателя незамедлительно внести в КоАП изменения, которые обеспечат разумный судебный контроль за сроками содержания в специальном учреждении лиц без гражданства. Суд также указал, что федеральный законодатель также может установить специальный миграционный статус лица без гражданства, в отношении которого постановление о принудительном выдворении за пределы Российской Федерации не может быть исполнено. 

Помимо этого, до внесения в законодательство предусмотренных данным Постановлением КС РФ изменений необходимо предоставлять лицам, помещенным в специальное учреждение, при выявлении обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии фактической возможности их выдворения (во всяком случае по истечении трех месяцев со дня принятия постановления о назначении такого наказания), право на обращение в суд с заявлением о проверке законности и обоснованности дальнейшего содержания в соответствующем специальном учреждении. Это не исключает принятие судом решения об отказе в его удовлетворении, если основания для помещения в специальное учреждение сохраняются, а реальная возможность выдворения за пределы Российской Федерации не утрачена.

А по делу апатрида Мсхиладзе суд постановил: «правоприменительные решения, вынесенные в отношении лица без гражданства Мсхиладзе Ноэ Георгиевича на основании положений статей 31.7 и 31.9 КоАП Российской Федерации в той мере, в какой эти положения признаны настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке».

Из Постановления ЕСПЧ от 13.02.2018 по делу «Мсхиладзе против Российской Федерации» (жалоба N 47741/16) следует, что 5 июня 2017 г. адвокат заявителя подал заявление в Кировский районный суд г. Санкт-Петербурга с целью добиться освобождения заявителя, ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации. 22 июня 2017 г.

Кировский районный суд г. Санкт-Петербурга постановил освободить заявителя.

Теперь подробнее про разбор дела в Европейском суде по правам человека. Председателем комитета суда по данному делу являлась Хелен Келлер, а заместителем Секретаря Секции Суда Фатош Арачи. Представителями Ноэ Мсхиладзе в данном процессе, также являлись Ольга Цейтилина и Сергей Голубок 

Н. Г. Мсхиладзе в своей жалобе указывает на следующие факты нарушений Конвенции по правам человека:

  • в условиях содержания под стражей в Центре временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ или иное название - СУВСИГ) замечено предполагаемое нарушение ст. 3 Конвенции;
  • на протяжении всего периода содержания лица под стражей было известно, что ни одно государство не хотело принять его и что он являлся лицом без гражданства, не имеющим права на въезд в какую-либо страну. Еще в 2015 году властям Российской Федерации сообщили, что заявитель не имеет права въезжать на территорию Грузии или проживать там. Однако после этого разъяснения они не пытались вести переговоры с властями Грузии. Данный факт является предполагаемым нарушением п. 1 ст. 5 Конвенции;
  • в жалобе заявителя присутствуют указания на отсутствие правовой возможности рассмотрения судом законности его дальнейшего содержания под стражей или иных соответствующих аспектов, а жалобы на задержку в рассмотрении его жалобы на постановление суда от 15 декабря 2015 г., в части, касающейся его помещения в ЦВСИГ. Данный факт является предполагаемым нарушением п. 4 ст. 5 Конвенции;
  • заявитель требовал выплаты компенсации морального вреда, при этом, отнеся ее размер на усмотрение Европейского Суда. Также, представитель Н. Г. Мсхиладзе указывает на возмещение судебных издержек и расходов. В данном пункте предполагается применение ст. 41 Конвенции;

В условиях содержания под стражей ЕСПЧ сделал выводы, что нарушений требований ст. 3 Конвенции не было допущено, поскольку Суд не усматривает существенных фактических элементов, чтобы прийти к иному заключению в настоящем деле.

Касаясь пункта второго жалобы, где заявитель ссылается на нарушение:

п. 1 ст. 5 Конвенции, в которой указывается прежде всего на положение о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность, а точнее на законность задержания или заключения под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче...

В Постановлении ЕСПЧ указано: «Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель мог содержаться под стражей в течение двух лет, что является периодом для приведения в исполнение окончательного наказания в виде административного выдворения».

После рассмотрения позиций и принимая во внимание выводы Европейского Суда по аналогичным делам Европейский Суд считает, что в настоящем деле имело место нарушение п. 1 ст. 5 Конвенции, учитывая период с конца марта 2016 года до освобождения апатрида Мсхиладзе 22 июня 2017 г.

Согласно Постановлению ЕСПЧ по данному делу, нарушение п. 4 ст. 5 имело место быть, однако суд заметил, затрагивая первую часть жалобы заявителя, что настоящая жалоба подана за пределами установленного срока и подлежит отклонению, в соответствии с п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции. 

И наконец, применяя ст. 41 конвенции, которая гласит: «Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд в случае необходимости присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

ЕСПЧ удовлетворил требование заявителя и присудил выплату в размере 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную выше сумму. Также суд частично удовлетворил требование Ольги Цейтилиной о выплате компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательств в судах Российской Федерации (1100 евро), понесенных при разбирательстве дела в Европейском Суде (850 евро), и присудил выплату в размере 1 000 евро.

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Н.Г. Мсхиладзе против Российской Федерации», с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента. 

В заключении, хочется отметить, что данная ситуация показывает явный пробел в законодательстве, касающийся регулирования положения апатридов и разрешения спорных ситуаций, связанных с ними. Подобные проблемы уже ранее встречались в российском праве, например, дело «Ким против России» 2014 года.  


Читайте также
28 сентября
11:05
VI Всероссийский юридический форум
20 сентября
18:05
Референдумы назначены: Голосования о вхождении ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей в состав РФ начнутся 23 сентября
15 сентября
10:45
В Москве отметили 25-летие фонда «Даунсайд Ап»