Потреблять нужно, но дозированно: За что москвичи не/любят фон Триера

29 ноября
09:10

6 декабря в российский прокат выходит новый фильм Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек». В преддверии премьеры сеть кинотеатров «Каро» организовала ретроспективу датского постановщика. Мы посетили показы «Антихриста» и «Нимфоманки», чтобы узнать, кто в Москве сегодня смотрит Триера и почему.  

Авторы: Артем Копытин, Алина Ватанабэ

Перед сеансом  

За полчаса до начала фильма в фойе перед главным залом «Октября» было около пятнадцати человек. В ожидании открытия дверей одни просматривали афишу грядущих премьер, другие лениво переговаривались с друзьями, кто-то просто сидел, развалившись на удобном диванчике. В течение следующих десяти минут пришли еще два человека. Был риск, что показ может пройти в практически пустом зале. Вскоре зрителей начали запускать.

Наше первое впечатление было ошибочным, ценителей работ Триера оказалось гораздо больше: к моменту, как в зале погасили свет, пустующей оказалась только половина мест. Это отличный результат, учитывая время - вечер буднего дня, размер зала - более пятисот мест, и то, что картина была выпущена девять лет назад.

Перед началом фильма представитель журнала “Искусство кино”. Рассказала зрителям, что “Антихрист”, в отличие от некоторых других работ Триера, практически не связан с материальным миром, его действие не ограничивается рамками ни рационального, ни эмоционального и в какой-то момент превращается в настоящую “кровавую баню”. После этого она пожелала всем приятного просмотра, и фильм начался.

Мнения кинозрителей

Перед сеансом мы подошли к нескольким зрителям с вопросом: “Почему вы решили посетить ретроспективу?”.  

Анна, студентка истфака:

- Я не очень люблю Триера, на ретроспективу пришла, потому что многое не смотрела, а не смотреть Триера в псевдоинтеллектуальной среде — зашквар.  

Михаил, кинокритик интернет-издания:

- Решил посетить, потому что пишем цикл рецензий, посвященных работам Триера. Касательно моего личного отношения, не сказать, что я люблю Триера-режиссёра, скорее, отношусь к нему с долей уважения — будем честны, некоторые картины у него очень скучны и словно вымучены. Но при этом я обожаю Триера-человека за его гениальный троллинг.  

Ирина, студентка ВГИКа:

– Пришла, потому что очень люблю его фильмы, они представляют собой один большой эксперимент над формой и содержанием. Киноязык Триера очень специфичен, оттого и хочется наблюдать за тем, как он эволюционирует и в каком ключе.  

Кирилл и Алла:

– Мы пришли по моей инициативе. Я смотрел все фильмы Триера, Алла – ни одного. Картины Триера вызывающие, и мне кажется, это их главное достоинство. Да, иногда за происходящим наблюдать практически невозможно, но ведь вся суть в силе переживаний, пускай иногда и не очень приятных. Не могу вспомнить никакого другого режиссера, чьи работы производили бы такое мощное впечатление.    

Ксения и Евгения, кинолюбители:

– Решили, в первую очередь, потому, что Триер на большом экране -- это в принципе круто. А в «Антихристе» еще и элемент хоррора есть. Фильм уже видели. Сейчас появилось желание пересмотреть. Вообще, Триера потреблять нужно, но дозированно.  

Во время показа

Неторопливый темп первой половины фильма во второй части становится тем быстрее, чем ближе развязка. Попутно действие становится все более откровенным и жестоким: на смену продолжительным диалогам приходит обмен рваными криками, полными агрессии и боли, а камера оператора Энтони дод Мэнтла, прежде поэтично фиксировавшая природу вокруг дома, где жили супруги, теперь полностью концентрируется на натуралистических деталях бойни, которую они устроили.

В какой-то момент происходящее на экране достигает таких подробностей, что многие зрители не могут удержаться от комментариев - в зале на несколько минут поднимается гам. Справа от нас брутального вида молодой человек с внушительной бородой натягивает на глаза шапку, чтобы не видеть происходящего, на следующем ряду девушка закрывает рукой лицо парня по его же просьбе, из другой половины зала доносится истерический хохот, а с задних мест кто-то констатирует: “Не, ну это ****** [уже слишком]”.  

Провокационность - одна из главных черт Триера-режиссёра, в «Антихристе» приобретает особенно яркое выражение. Фильм стал первой картиной постановщика после его полугодичного пребывания в психиатрической лечебнице. Являясь своего рода терапией для самого Триера, «Антихрист» разделил всех зрителей на два лагеря, где одни считают его гением, а другие – глупцом, эпатирующим публику. Такое соотношение мнений в масштабированном виде проявилось и на показе в «Каро»: на смену шуму, царившему в зале во второй половине фильма, пришли аплодисменты, встретившие титры.  

Тем временем на «Нимфоманке» (анекдот вместо эпилога)  

Автор: Наталья Волошина

Зал почти полностью заполнен. Красные кресла. Неловкость, витающая в воздухе. Это российская кинопремьера режиссерской версии «Нимфоманки», которая (на минуточку!!) идет пять с половиной часов.

Люди абсолютно разные: стыдливо озирающиеся девочки-студентки, женщины сверхбальзаковского возраста, взрослые мужчины, делающие вид, что пришли лишь для того, чтобы насладиться шедевром, и парни, которые своих намерений не скрывают и тихо смеются во время сеанса.  

Диалог двух подруг:

- Рит, у нас два варианта: либо мы смотрим обе части, либо смотрим первую и едем к тебе домой. - Конечно, смотрим первую и едем ко мне. О чем мы только думали!  

Девушек не стало еще до начала фильма. Не каждый может выдержать пять с половиной часов.

Как сказал перед показом  кинокритик Антон Долин:

«Триер прекрасно знает, что он делает неприятное кино, и чувствует себя дискомфортно, когда вдруг его фильмы начинают рассматривать как приятные».


Читайте также
01 декабря
12:15
На синей ветке московского метро увеличено время ожидания поездов из-за падения человека на рельсы
01 декабря
10:40
На ВДНХ пройдет онлайн-конференция по ИИ технологиям и робототехнике
01 декабря
07:55
Фестиваль «Цветочный джем» получил главную награду премии в области ландшафтной архитектуры