Фильмы Паноса Косматоса, почему вы такие упоротые?

06 ноября
16:45

По отечественному кинорынку прокатился фильм «Мэнди». Прокатился с ветерком, а снял его и вовсе с ураганом Панос Косматос. Рассмотрим мужчину и его детище внимательнее.

Панос – сын отца, Джорджа Пола Косматоса, автора «Рэмбо. Первая кровь», «Кобры» и «Тумстоуна». Казалось бы, чего-то подобного зубодробительного можно было ждать и от сынка, но тот далеко ушел от троп, протоптанных папой, в сторону какой-то невероятной психоделии.

Первую полнометражную картину (из двух в фильмографии) ребенок снял на деньги от проката отцовского вестерна «Тумстоун». Это был фильм «По ту сторону черной радуги». Из него мы узнаем о загадочном НИИ, где экспериментируют с веществами, похожими на ЛСД. Подопытные, в том числе топ-менеджмент конторы, настолько прочищают разум и чувства, что превращаются в монстров со сверхъестественными способностями. Сцена с «инициацией» главного героя вообще стоит в одном ряду со знаменитым эпизодом третьего сезона «Твин Пикса».

Неудивительно, что у героя едет крыша, а НИИ становится чем-то вроде камеры пыток – в том числе для главной героини, вокруг бегства которой на свободу и заключается главная интрига.

Теперь, собственно, к «Мэнди». Это фильм про лесоруба-отшельника и его жену, на которую запал предводитель мини-секты, поселившейся неподалеку. Лесоруба мощнейше играет Николас Кейдж, жену – прекрасная Андреа Райзборо, которую в фильме почему-то изрядно изуродовали (наверняка в художественных целях). Мэнди – это, кстати, имя супруги.

Начало фильма – идиллическая галлюциногенная природа Среднего Запада, кульминация – не менее галлюциногенное убийство жены и страшная месть Николаса Кейджа с использованием бутылки водки, супер-секиры и лесорубских ручищ. В эпизодах – похожие на сенобитов байкеры-деграденты, сектант-эксгибиционист, фабрика по производству все того же вещества, похожего на ЛСД. В художественном активе – многочисленные этюды в багровых тонах, мультипликационные грезы главного героя, битва на бензопилах и даже Гремлины.

Если бы «Мэнди» снимал папа Джордж он же Пол, то Николас Кейдж наверняка приобрел бы черты Сильвестра Сталлоне, а североамериканские леса и опушки стали куда более тру ту лайф. Но Панос воспевает всю силу психостимуляторов и делает свои картины по-настоящему психостимулирующими. На то его и назвали в честь античного бога-покровителя природы. Фильмы Косматоса-сына рогаты и козлоноги (в смысле несовершенны с сюжетной точки зрения и глубины персонажей), но покоряют и веселят похлеще любого напитка.

Отдельного внимания заслуживает саундтрек, написанный культовым исландским композитором Йоханом (Палычем) Йоханссоном. Он отсылает к брайан-иновскому наследию 80-х годов, но пропитывает его сюрреалистическим и в то же время романтическим духом соснового бора.

Кстати, звуковая дорожка к «Черной радуге» тоже на уровне – там тон задают синтезаторы проекта Sinoia Caves. И еще кстати: Йохан Йоханнсон умер вскоре после мировой премьеры «Мэнди».

Фильмы Паноса Косматоса трудно любить. Но в голове они остаются надолго. Это самый настоящий кинотрип, а уж гуд или бэд – судить вам, дорогие кинозрители.


Читайте также
19 октября
18:15
Минтруд рассказал о способе получения пенсионного стажа с 14 лет
19 октября
15:40
#СтажировкиНаПервом: Интернет-маркетолог в сервис знакомств и обозреватель отдела «Культура»
19 октября
15:10
Правительство предложило ввести режим нерабочих дней в России