«Журналист не должен сидеть»: Что рассказал Кирилл Вышинский после освобождения

В Москве прошла пресс-конференция главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского, освобожденного по решению суда в Киеве. Корреспондент Первого Студенческого Елизавета Иванчук побывала в МИА «Россия сегодня» и записала главные цитаты. 

09 сентября
13:45

В Москве прошла пресс-конференция главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского, освобожденного по решению суда в Киеве. Корреспондент Первого Студенческого Елизавета Иванчук побывала в МИА «Россия сегодня» и записала главные цитаты. 

28 августа Киевский апелляционный суд освободил главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского из-под стражи. 7 сентября между Украиной и Россией состоялся взаимный обмен заключенными, журналист прилетел в Москву.   

Кирилл Вышинский провел в СИЗО более 400 дней – его задержали в Киеве 15 мая 2018 года по подозрению в поддержке самопровозглашенных республик Донбасса и государственной измене. Суд восемь раз продлевал Вышинскому меру пресечения в виде содержания под стражей.   

Президент России Владимир Путин заявил, что Вышинского арестовали «за его прямую профессиональную деятельность, за осуществление его журналистской функции».  

3.jpg

О давлении украинских властей  

– В любом деле есть два мотива: один – благородный, другой – настоящий. О настоящем я понял в день обыска буквально в три часа дня. Адвокат показал мне заявление о том, что Вышинского неплохо бы уже обменять на кого-то. Когда увидел сформулированные претензии со стороны СБУ (Службы безопасности Украины – прим. ред.), понял, что у них другая цель: меня должны обменять, при помощи меня должны давить.

Ко мне приходили украинские политики и предлагали написать заявление на обмен – я отказался. Мне передали через адвоката предложение провести пресс-конференцию, на которой я бы покаялся – я отказался.

Ближе к весне мне сказали, что даже если будет суд, то никакого оправдательного приговора я могу не ждать. Мне говорили: «Давай ускорим эти процессы. Ты идешь на сделку со следствием, признаёшь свою вину, тебя помилуют». Делали некие предложения, держали меня как обменный фонд. Не получается обмен – давайте сделаем из него покаявшегося русского пропагандиста. Не получилось – я считаю себя журналистом.  

Когда я читал обвинения, то был спокоен. Конечной целью моей деятельности (72 статьи, опубликованные на подконтрольном мне сайте), как было записано в обвинительном акте, было полное уничтожение независимости Украины вплоть до полного поглощения Российской Федерацией.  

– Давление шло и на моего адвоката. Он приходит в зал суда и получает звонок, что у него дома проводится обыск. Вытащили какую-то старую историю, в которой он принимал участие. Он получал повестки, ему звонили из прокуратуры, когда он подходил к зданию СИЗО. Мешали по-мелкому.  

О «зеркальном» возвращении  

4.jpg

– Я вышел 27 августа из здания Киевского апелляционного суда, имея на руках только обязательство перед судом указывать свое место жительства, не встречаться с определенным кругом людей и являться по первому вызову в суд. У меня был билет на 28 число в Москву. Я собирался улететь.

Раздался звонок, меня попросили задержаться в Киеве, улететь бортом, которым вылетали все. Звонила Татьяна Николаевна Москалькова (уполномоченный по правам человека в России – прим. ред.). Сказала: «Ты же понимаешь, что атмосфера доверия очень шаткая, надо ее как-то укрепить. Чтобы не возникло шальной мысли, что ты улетел и дальше можно ничего не делать. Задержись, пожалуйста, и полети со всеми. Чтобы это был знак того, что все обязательства будут исполнены».

Это была зеркальная история. Один самолет взлетал здесь, другой – в Борисполе, где-то они пересекались в воздухе. Я не беру на себя каких-то особых ролей в этом процессе, поскольку была просьба, и я ее выполнил.  

– Это политическая история, и мое освобождение – результат политических усилий. Я понимал, что если Порошенко выиграет (выборы на Украине – прим. ред.), то буду сидеть дальше. У меня было протестное голосование. Я голосовал против Порошенко и его политических сил.    

О свободе  

– Я посидел в тюрьме и понимаю, что свобода – это очень большая ценность. С украинской стороны из самолетов выходили люди призывного возраста, мужчины. А со мной в самолете летели женщины, старики за 60. Эти люди были с баулами, в неярких спортивных майках, я знаю даже, из каких они коридоров вышли. С моей точки зрения, освобождение этих людей – точно акт гуманизма, за который боролись.

Может, в чем-то в пиаре мы проиграли, но выиграли в главном – в том, что эти люди на свободе.  

– Есть проблемы со свободой слова на Украине, чего тут скрывать. Надо признать мужественно, а если не признаете – сделайте другой тихий мужественный поступок: отмените санкционные списки для российских журналистов, прекратите дела в отношении журналистов, закройте сайт «Миротворец».

На самом деле, главное, что у меня есть – стыд за все это. Я же гражданин двух стран, Украина – это еще и моя родина.  

О будущем в журналистике  

2.jpeg

– Я по-прежнему главный редактор, хотя редакция разрушена. У меня было такое ощущение, что было важным меня арестовать, но не менее важно – разрушить работу редакции. Все системные блоки были разукомплектованы. Вынули, складировали и даже, мне кажется, не анализировали. Просто ломали, а не искали.  

– Я по-прежнему сотрудник РИА Новости. Конечно же, я хочу остаться в профессии и заниматься журналистикой, потому что у меня появился новый опыт, новое видение, понимание того, что происходит в стране, потому что я видел это не только из кабинета редактора. Верю, что это мне пригодится. Мне есть, что рассказать.  

– Я надеюсь, что их (российский журналистов – прим. ред.) перестанут называть пропагандистами на Украине. Если ты работаешь или сотрудничаешь с российским СМИ, то ты не журналист, а пропагандист – это вранье, которым забивали телевизионные экраны. Надеюсь, что у нынешнего руководства хватит мужества для того, чтобы открыть страну для наших с вами коллег.    

О сокамерниках

– Рядом со мной в камере сидела девушка Лена на шестом месяце беременности. Она входила в комиссию по организации референдума (о создании ДНР – прим. ред.).

О страхе ездить на Украину

– Боится тот, кто не чувствует внутренней правоты. Я не боюсь, за меня боятся.

О суде ­­

– Суд не назначен. Есть одна из примерных дат, и я буду принимать решение (о том, как действовать дальше – прим. ред.) не сегодня точно.  

О Крыме

В состав Украины Крым входил только 27 лет. Поставьте на весы 200 и 27 лет. Тогда вопрос, почему люди сделали такой выбор в исторической перспективе, отпадет сам по себе. Ответить на вопрос «чей» вообще стало политической экзекуцией. Что-то произошло, значит люди так решили. Все, он российский. Надо жить по-новому.

О Кирилле Вышинском

Дмитрий Киселев, генеральный директор МИА «Россия сегодня»:

– Кирилл, добро пожаловать в родной коллектив, сообщество, город, Отечество, страну. Россия – это единственная страна, которая билась за Кирилла Вышинского, и мы вместе одержали общую победу.

Автор: Елизавета Иванчук

IMG_4517.JPG

О том, что Украина – это далеко не только политика, читайте в рубрике #ТурнеПервоеОнлайн.


Комментарии
авторизуйтесь
чтобы можно было оставлять комментарии.
Читайте также
19 сентября
14:25
Хидео Кодзима приедет на «ИгроМир»
19 сентября
09:35
OBERWAVE На Mоscow Music Week: О фестивалях и самородках
18 сентября
16:55
«Вставай!»: О чем новый сингл Lindemann