«Долгая история удушливого молчания»: В театре «Шалом» состоялась премьера спектакля «Красная книга»

«Долгая история удушливого молчания»: В театре «Шалом» состоялась премьера спектакля «Красная книга»

20 октября
19:15

Источник:

10 октября в Московском государственном театре «Шалом» состоялась премьера спектакля «Красная книга» режиссера Александра Плотникова – попытка вернуть свидетелям Холокоста Великой Отечественной их право на речь. Главная тема спектакля – рассказ о подвигах евреев, совершенных во время войны с Третьим рейхом.

Сюжет

В вымышленную комиссию правды и реституции приходят евреи, которые рассказывают о своем сопротивлении во время Великой Отечественной войны. Они отвечают на вопросы комиссии и делятся тем, через что им пришлось пройти ради победы. Каждый из героев – собирательный образ евреев, отчаянно сражавшихся против Третьего Рейха.

Вначале на сцену выходит девушка, которая рассказывает о жизни в Минске и о том, как погибла ее новорожденная дочь. Девушка воровала муку и соль, чтобы кормить своего ребенка, однако после его смерти все передавала партизанам. Вспоминая это, героиня будто бы никуда не смотрела: она лишь иногда улыбалась чему-то своему и тихо рассказывала о жизни в Минском гетто. 

Вторым героем становится участник партизанского отряда Шолома Зорина, чудом спасшийся от массового расстрела. Он рассказывал о жизни в лесу и о том, как радовались партизаны приходу Красной Армии. Говорил он это с таким волнением и трепетом, что каждый в зале ощущал его радость. 

Третьим на сцену вышел солдат-танкист, который освобождал Сталинград и дошел до Берлина. В его речи чувствовалась нервозность и злость, направленные всему миру за то, что пришлось ему пережить. Он рассказывал обо всем: о боях, сражениях, об Абраме Темнике – командире 1-й гвардейской танковой бригады по прозвищу «Бублик» (потому что делал бублики из немецких танков), и о своей боли. 

Четвертым героем стал рядовой солдат, который не боялся учить еврейский язык во время войны и дошедший до Берлина. Говорил он спокойно и тихо, вжимаясь в стул по мере воспоминаний. Его главным мотивом была сама победа. Стоя у Триумфальной арки в Берлине, он кричал на еврейском вместе с другим евреем об их счастье, об их победе. Ему казалось, что стоят с ними все погибшие евреи, все не увидевшие мирного майского неба, и кричат так громко, что земля сотрясается от их криков. 

Пятым на сцену вышел партизан, которого подвергли ужасной пытке: наручники, сковавшие за спиной руки человека, крепили на крюк и поднимали над землей на метр. Такая боль и зверское отношение заставили партизана признаться во всем, после чего он был отправлен в концлагерь. Герой – очень тихий, говорит спокойно, будто бы он уже примирился со своей судьбой. Он рассказал о том, что сами узники концлагерей доносили на желающих сбежать, потому что ежедневно фашисты бросали жребий на каждого десятого человека в лагере, тем самым заставляя бояться всех узников. 

Шестым героем стал историк, рассказывающий о Еврейском Антифашистском Комитете и о том, как старательно советская власть стирала любые воспоминания о геноциде евреев во время Великой Отечественной. Безымянный герой поведал о том, как в Бабьем Яру табличку с надписью «Здесь были массово расстреляны евреи» заменили на «Здесь были массово расстреляны мирные советские граждане». Также он рассказал, как на еврейских кладбищах заставляли менять шестиконечную звезду на пятиконечную – советскую. Он рассказал о том, как ликвидировали Еврейский Антифашистский Комитет, который занимался поддержкой евреев после Второй мировой войны, и каким репрессиям подверглись основатели. В конце своей речи он вручил членам комиссии правды и реституции папку с именами евреев-героев войны и ушел, опустив свой взгляд. 

В конце спектакля на сцену выходит девушка, которая рассказывает о том, как в городе Мозырь несколько еврейских семей совершили самосожжение, чтобы не быть убитыми оккупантами. Девушка рассказала о крепости Масада, где евреи, множество столетий назад, также желая умереть свободными, сожгли себя. В Мозыре поджигала солому 19-летняя девушка (прим: поскольку в иудаизме запрещено убийство и самоубийство, евреи бросали жребий между собой, чтобы кто-то один взял на себя оба греха),  и когда она погибала вместе со всей своей семьей под национальную песню, никто из остальных жителей не посмел оспорить их право на свободную смерть. В этот момент многие зрители в зале заплакали.

Получается так, что люди видят перед собой других людей, которые застали все ужасы войны. Необычно то, что на сцене нет никакого пафоса, и вместе с героем-танкистом мы видим в комиссии узника концлагеря, который после нечеловеческих пыток выдал немцам имена партизан. Фабула спектакля выстроена таким образом, что зритель будто поднимается по лестнице. Сначала сковывает страх от самого осознания всего ужаса войны, затем герои рассказывают о том, что они видели в деталях, а после с каждым сказанным словом все, что чувствует каждый зритель – это сочувствие и боль за других людей. Между всеми героями ставится знак равенства, и становится ясно, что осуждать тех, кто прошел через ужас геноцида, просто невозможно. 

1697750273_psa2jpg.jpg

Декорации и костюмы

Поскольку спектакль лишен излишнего героизма и пафоса, декорации и костюмы очень простые: в комиссии правды и реституции стоят столы с офисными креслами, на которых – бутылки с водой и микрофоны для вопросов членов комиссии. В центре сцены – камера, которая снимает свидетелей. Справа стоит обыкновенный деревянный стул, тумба с цветком, под ними знакомый каждому советский ковер, а за стулом – кулер с водой. И не понятно, зачем нужна эта «совковость».

Однако в конце спектакля становится ясно, зачем. Сцена как бы поделена на две части: слева – современная и практичная, справа – уютная и спокойная. Те, кто пережил ужасы войны и геноцида, заслуживают хотя бы одного спокойного уголка в этой жизни, даже когда они вспоминают о страшных временах.

Что касается костюмов, то они совершенно обычны – все одеты в рубашки или кофты, кто-то даже в джинсах.. Члены комиссии одеты в офисную одежду, свидетели – в повседневную, но это делает их взаимодействие еще более «простым».

Актерский состав

В спектакле «Красная книга» приняли участие восходящие звезды театра «Шалом» – Альберт Горбачёв, Алина Исхакова, Николай Тарасюк, Анна Терентьева. На сцене чувствуется их неопытность, которая время от времени превращается в бОльшую реалистичность речи каждого героя. Молодые люди, которые так рано столкнулись с войной и вынуждены вспоминать ее вновь и вновь, волнуются, бегают взглядом и думают о своем. При этом на сцене есть и уже известные актеры театра – например, Дмитрий Уросов и Антон Ксенев. Их талант ощущается в монологах и эмоциях, которые они проживают: если рады они – ты тоже начинаешь радоваться, если грустят – тебе тоже грустно.

Последнее слово о спектакле

Программа к спектаклю, которую раздают зрителям на входе, сообщает: «Название «Красная Книга» отсылает к одноимённому нереализованному проекту Ильи Эренбурга. Как и хотел Эренбург, текст «Красной Книги» восстанавливает еврейские имена, исправляя историческую несправедливость…». С этим едва ли можно поспорить. Со спектакля тяжело уйти без слез, а на протяжении долгого времени после театра думаешь об одном: почему? Почему так несправедливо – вспоминать одних и забывать о других? Почему вообще возможна война? Почему так мало говорят о геноциде?

Спектакль показывают бесплатно, а потому важно сходить на него хотя бы раз. Из уважения к себе и уважения к самому важному – памяти.

1697750337_psa3jpg.jpg

Источник фото: https://t.me/s/shalomteatr

Редакторы: Полина Чистякова, Елизавета Желудева


Читайте также
12 апреля
15:40
Дальневосточные ученые выяснили, что морские обитатели способны разлагать пластик
29 марта
10:10
Природа под неожиданным углом
23 марта
13:05
Найден оригинальный способ ухаживать за растениями