"Анна Каренина" С. Соловьева: телеэкранизация

09 мая
17:45

Сергей Соловьев завершает работу над экранизацией романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина» в 2007 году, однако премьера откладывается на два года из-за продолжительных съемок «2-АССА-2».

Поистине, бальзаковское стремление Соловьева объединить героев разных произведений в границах одного художественного мира образует весьма причудливую «трилогию». Вышедший в 1987 году «перестроечный перформанс» «АССА» включает в художественный нарратив историю о молодой медработнице Алике (Татьяна Друбич), которая в стремлении к беззаботной обеспеченной жизни становится любовницей бандита (Станислав Говорухин); однако мировосприятие Алики переворачивается после встречи с мальчиком Банананом (Сергей Бугаев) – нонконформистом, приверженцем концептуального искусства. Бандит из ревности убивает Бананана и погибает от руки Алики. В финале киноленты героиня оказывается в тюрьме. «2-АССА-2» - артхаусный сиквел к фильму «АССА», подразумевающий участие заключенной Алики в съемках «Анны Карениной», поэтому Сергей Соловьев замышляет сперва пустить в прокат сиквел, а затем – экранизацию. Однако фильм «2-АССА-2» так и не покорил массового зрителя.

 Х/ф «Анна Каренина» получил широкое распространение, будучи преобразованным в телевизионный формат, приобретя пятичастную композицию: 1 серия – «Метель», 2 серия – «Офицерские скачки», 3 серия – «Венчание», 4 серия – «Та не я», 5 серия - «Аз воздам». Каждое заглавие – символ, подлежащий трактованиям и расшифровкам.

Часть «Метель» содержит зарождение преступной любви между Карениной (Татьяна Друбич) и Вронским (Ярослав Бойко). Почерк С.А. Соловьева угадывается в картине с первых мгновений: изображение в легкой дымке, свет мягкий и рассеянный, реалистическое действие контрастирует с символистским визуальным наполнением. В эпизоде на балу, когда Каренина и Вронский, вальсируя, проникаются друг к другу симпатией, эмоции героев поданы посредством использования двойной экспозиции: общий план пестрой танцующей толпы наложен на крупные планы влюбленных, кружащихся в вальсе. Сцена ночного объяснения на заснеженной железнодорожной платформе сопровождается метелью. Эффект двойной экспозиции налагает метель на крупные планы героев, создает эффект дымки, наполняет художественное пространство мистичностью. Метель в российской культуре символизирует потерю пути, утрату жизненных ориентиров («Метель» Пушкина, «Метель» Сорокина, «Светлана» Жуковского). В метель зарождаются и крепнут губительные чувства Карениной к Вронскому.

«Офицерские скачки» - кульминационный эпизод в романе Л.Н. Толстого, демонстрирующий эмоциональный пик действа в антураже дворянской бытности. Каренин (Олег Янковский) называет скачки «жестоким зрелищем», жажда к подобному варварскому развлечению рисует картину дворянских нравов. Этот эпизод включен в сценарий экранизации неслучайно: «офицерские скачки» - переломный момент в конфликте между супругами Карениными. До сих пор их разлад существовал лишь на уровне намеков, недомолвок и опасений. Когда Вронский на полном скаку падает в грязь, Анна теряет сознание от волнения, чем компрометирует себя и супруга. Позже в карете она сообщает Алексею Александровичу об измене. Конфликт накаляется.

«Венчание» - композиционный центр и единственная часть, заглавие которой отсылает не к конфликту Вронского-Карениной-Каренина, а к взаимоотношениям Левина (Сергей Гармаш) и Кити (Мария Аниканова). Две масштабные сюжетные линии развиваются в экранизации параллельно, незримо переплетаясь: Левин делает предложение Кити Щербацкой, та отказывает, под влиянием матери ожидая сватовства Вронского; союз Вронского и Щербацкой разрушает прибытие в Москву Анны Карениной; Кити страдает из-за отказа Левину; Левин повторно предлагает ей руку и сердце; Кити и Левин венчаются. Противопоставляются созидание и разрушение: венчание Кити и Левина образует новый счастливый брачный союз, семья Карениных же разрушается. Итого, в первых двух частях линия Каренина-Каренин движется от созидания к разрушению, а линия Левин-Кити – от разрушения к созиданию, и переломный момент для каждой из линий – встреча с Вронским.

«Та не я» - фрагмент из реплики Анны Карениной. В порыве откровения перед супругом Анна признается, что «душа ее будто двоится» и есть «другая она», которой Каренина боится. В четвертой части происходит перерождение заглавной героини. Мучаясь в родильной горячке, Анна раскаивается в содеянном, признает Алексея Александровича святым и примиряет супруга с любовником. Каренина выживает, но с ней происходят метаморфозы: под воздействием морфия она теряет человеческий облик. Голос Друбич, чрезвычайно приятный и ровный, становится гаркающим, лающе-шипящим, фразы – прерывистыми и лаконичными. Анна Каренина становится другой.

«Аз воздам» - аллюзия на фразеологизм ветхозаветного происхождения: «Мне отмщение и Аз воздам», что трактуется как «Не мстите, я <Бог> за вас воздам». Эта фраза служит эпиграфом к роману, но в экранизации ее произносит Долли Облонская. В финальной части невидимая и всесильная божественная длань карает порочных и превозносит верных и любящих. Вронский и Каренина тяготятся отношениями, тянущимися больше года; между ними вспыхивает ссора. Посредством параллельного монтажа кадры ссоры перемежаются с фрагментами линии Кити-Левина. Кити с грудным младенцем теряется в грозу в густом лесу, и обеспокоенный Левин мечется в поисках супруги. Вронский сообщает Анне об отъезде к матери, Анна предупреждает, что он об этом пожалеет. Левин находит супругу с ребенком, оба не пострадали. Левин обретает спокойствие. Вронский оставляет Каренину. Каренина отправляется в погоню за возлюбленным, но в порыве нервного исступления совершает роковой шаг. Финальная часть повторяет путь двух параллельных сюжетных линий: Каренина идет по пути разрушения, Левин – по пути созидания, обретения счастья.

Из-за хронометражных ограничений в сценарий экранизации не вошли основополагающие эпизоды романа: труды Левина в деревне, заграничное путешествие Кити Щербацкой, встреча Левина со сводным братом или нравственные терзания Константина Дмитриевича. Предпочтение отдается иной сюжетной линии: Каренин-Каренина-Вронский. Не поведали зрителям и о прошлом Анны Аркадьевны Карениной (она воспитывалась тетками и была рано выдана замуж, не успела прочувствовать жизни, по-настоящему полюбить). Не исключено, что введение в экранизацию подобных биографических подробностей послужило бы оправданием поступкам Анны. А Левин в один из счастливейших, спокойнейших дней семейной жизни помышляет о суициде, чего также не раскрывает экранизация, поэтому герой на экране воспринимается иначе, его философские терзания прекращает женитьба в третьей части киноленты.

В фильме создается образ нарратора, неотделимый от образа Левина. Закадровый текст читает Сергей Гармаш, и объективные факты из повествования плавно переходят во внутренний монолог Левина. Создается впечатление, что рассказ ведется именно от его лица. Однако внутренний или закадровый монолог – распространенный прием в экранизации, используемый для погружения во внутренний мир героев, отображения скрытых эмоций и потаенных чувств. Письмо Карениной к графине Лидии Ивановне являет собой закадровый монолог, моление матери увидеть сына. Финальный внутренний монолог Карениной разрешает противоречия. Именно рассуждая наедине с собой, культивируя в себе злобу и отчаяние, Каренина решает свести счеты с жизнью.

В экранизации используется прием предсказания финала посредством воспроизведения художественных образов. В первой части Анна Аркадьевна на железнодорожной платформе среди общей суматохи видит карлика-стрелочника, который регулирует пути. Именно этот стрелочник возникнет в финале, когда Анна примет роковое решение. Таким образом в первую часть интегрируется флешфорвард.

Образ карлика становится лейтмотивом в экранизации. Он является Анне как видение в вагоне поезда: в видении он глотает огонь и предсказывает Карениной смерть при родах. В романе Толстого есть образ маленького мужика, который является Анне во снах и предрекает: «Родами, родами умрете, родами матушка…» Однако выбрать на роль мужика карлика – нововведение режиссера. Соловьев не в первый раз прибегает к подобному визуальному решению, достаточно вспомнить артистов из х/ф «АССА». Барбара Ленквист в статье «Путешествие вглубь романа. Лев Толстой: Анна Каренина» указывает на два подхода к сновидениям в европейском искусстве: это предсказание и способ углубиться в мир внутренних переживаний героя. В последнем случае внешнее уродство мужика – символ нравственного увечья Анны Карениной.

Помимо сновидений и флешфорвардов, в киноленте активно используются флешбэки: в моменты эмоциональных пиков герои вспоминают яркие эпизоды, послужившие катализаторами захлестнувших их ныне чувств: Долли (Елена Дробышева) вспоминает о детях в период ненависти к мужу-изменнику, Каренин воспроизводит в сознании, как Анна была рада видеть сына по возвращении из Москвы.

В качестве приема нарушения последовательного повествования используются и видения наяву – галлюцинации, оправданные сюжетом: Анна Аркадьевна принимает морфин. Однажды Карениной кажется, что сидящие напротив нее в вагоне супруги – вовсе без одежды. Этот прием дает зрителю возможность «путешествовать» вместе с героиней по глубинам ее сознания: воспоминаниям и снам.

Для пояснения сюжетных деталей используются титры на черном фоне. Титрами поясняется родство между Вронским и Бетси Тверской (Евгения Крюкова). Титры возникают в финальной части киноленты.

Для отображения трагичности финала задействуются звуковые художественные приемы: истерический крик Анны Карениной переходит в паровозный гудок. В момент, когда Вронский видит изуродованное тело возлюбленной, его лицо освещается молнией, грохочет гром. Долгий кадр отображает нервные движения рук Вронского над телом Анны Карениной, сопровождаясь прерывистым истеричным дыханием героя.

В завершающей сцене фильма зритель видит Алексея Александровича Каренина в исполнении Олега Янковского. Он стоит у окна, держит дочь Анны и Вронского на руках и смотрит, как Сережа катается на коньках во дворе. Алексей Александрович принадлежит к архетипу священномученика: он дарует супруге, падшей женщине, прощение, жалеет ее, жалеет Вронского и испытывает искреннюю нежную привязанность к девочке-сироте. В третьей части Анна исступленно падает на колени перед Алексеем Александровичем, и кадр становится аллюзией на сюжет о кающейся перед Иисусом Марии Магдалине. В финале Каренин стоит с грудным младенцем у окна, в его образе прослеживаются черты Богоматери, что наделяет героя всепоглощающей, почти материнской нежностью, бескорыстной добротой.

Кинолента С.А.Соловьева удостоена награды за лучшие костюмы на фестивале «Ника» в 2010 году. Фильм моментально погружает в историческую эпоху, отображает нравы высшего света и нормы дворянского быта. «Анна Каренина» Соловьева – качественная экранизация великого романа, энциклопедия бытописания XIX столетия.


Читайте также
18 апреля
23:50
Курьер и мальчик Бананан: Вспоминаем кино перестройки
10 февраля
10:50
Ко дню памяти А.С. Пушкина
02 февраля
15:25
Русский модерн в нетривиальных проявлениях: Экскурсия по Третьяковке